— Тише, тише... — с трудом приподнимаясь, жмурясь, словно от боли, черная кошка прикасается носом к отползшему от живота воителю, теперь истошно кричащему и, словно крот... читать дальше
Добро Пожаловать!
Вас приветствует
«Владение Хаоса».
При регистрации Черной Кости +1 навык. Ищем целителей во все племена!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Администрация проекта
ЭЛДЖЕЙ
Администратор
Связь с ним: ЛС

Новости проекта

05.06.17. Масштабное событие: набор в альтернативную игру! Преврати своего любимого персонажа в мафиози! ВЖУХ! И ты Аль Капоне. Не забудь ознакомиться с недавно вышедшим обновлением.

03.06.17. С началом лета, дорогие друзья! Надеемся, что погода улучшится, а вы примите участие в нашем опросе о СИСТЕМЕ ИГРЫ. Ваш голос очень важен для нас!


НУЖНЫЕ

Владение Хаоса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Владение Хаоса » Лагерь » Плато собраний


Плато собраний

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://s1.uploads.ru/hDeK2.png
Лагерь Звериного Оскала расположен на большом холме, плотно заросшем деревьями. Однако та часть, которая стала местом сбора и, можно сказать, "главной поляной" клана, является голой частью холма с маленьким количеством деревьев. Местность открытая, но от врагов котов защищает обрыв. К существованию на обрыве коты уже привыкли, а королевы тщательно следят за котятами, чтобы те не подходили к краю.
Мастер вещает с выступающей скалы, стоя прямо спиной к обрыву. К подножью скалы выходят коты для посвящения в оруженосцы/рыцари/и др. Места на поляне достаточно, чтобы разместить всех котов. Здесь же располагается куча с дичью.
В тёплое время практически весь клан предпочитает спать не в палатках, а прямо на поляне, под звёздами.

Отредактировано Рыбоящер (27.03.2017 03:58:26)

0

2

Жизненно важно - быть счастливой, но возможно ли быть счастливой, когда это тебе не дано? И что вообще такое счастье?
Это просто функция, функция, которая включается в определённые моменты, для того, что бы никто не умер, от одиночества и нехватки жизненного позитива. Но, иногда бывает так, что у кого-то эта кнопка, вовсе не работает. Некоторые сдаются, просто умирают, другие пытаются жить, в результате чего, тоже - умирают... Но Смерть.... Она не счастлива, как она, может забрать себя у самой себя? Множество чувств мы можем чувствовать во время жизни, но что, если просто ничего не чувствовать? Ты - независим. Ты- свободен. Тебя не мучает ничего, тебе уже больше не надо беспокоится о своей жизни... Но, зачем тогда жить? Зачем такие сложности... Если можно, родится уже мёртвым, так значит, смерть - это дар? Или напротив - проклятье, которое нельзя снять... Многие боятся смерти, но зачем боятся, если после смерти - тоже есть жизнь. Почему мы все так боремся и боимся свою жизнь?  Столько много вопросов, но... Слишком мало ответов.
Рыжая плавно бежала рысью к лагерю, при этом молча за ней летел Морфей, он своими большими крыльями отбрасывал еле заметную тень, из-за того, что лучи солнца уже давно были спрятаны за толстой мантией облачного покрова.
Пламень сделала решающий прыжок и плавно приземлилась на не большое поле, вокруг не было никого, словно все что недавно двигалось в суете дня, заколдованным образом остановилось.
Та глубоко вздохнула и выдохнув прикрыла глаза и упала на ещё сухую траву.
- Ты, старая кляча - крикнул Морфей и приземлился рядом с ней, шутливо вскинув голову над ней.
- Я тебе дам, старая кляча, то же мне, сказал старый дед - ухмыльнулась та над ним, ответив с едкой улыбкой.
- Не старый, а мудрый - хвастаясь сказал сокол, после чего получил оплевуху по животу лапой, упав на землю, он недовольно покачал головой, поругавшись о чём-то себе под нос, а потом так злостно посмотрел на кошку и сказал:
- Тоже мне - Пламень резко засмеялась и опрокинула голову на жухлую траву.
- Ну ты и... - со смехом сказала она и перевернулась на живот, после чего томно вздохнула, положив голову на лапы, та стала думать, чем бы она могла заняться после сна... "хм, скорее всего, чуть позже я пойду на охоту... куда я пойду на охоту?.... Хм, пойду к Реке, как раз пить хочется, поохочусь и попью...". Она снова глубоко вздохнула.
В то время Морфей тихо посиживал на ветке, чистя перья, тот не любил грязь, как вдруг на тропе увидел странное пёрышко, чем-то похожее на орлиное, тот подлетел к нему, осмотрел, это оказалось перо совы, совсем не примечательное и даже потрёпанное.

+1

3

Вроде бы и день как день, и погода хорошая, но Эрида встала не с той лапы. Ей даже вставать не хотелось, но наставница, можно сказать, выперла ее из палатки и дала указание уйти на охоту с кем-нибудь.
-Найди кого-нибудь, кто идет за дичью, или патруль, отправляйся с ним. У меня есть дела в лагере, а тебе полезно посмотреть на работу других котов, - сказала Ловчая Мэйв, как отрезала.
Конечно, Эрида с легкостью могла пойти сама, поймать какую-нибудь мышку, может пару серых. Однако она прекрасно знала, что наставница спросит, куда и с кем кошечка ходила, что принесли и с легкостью может переспросить то же у напарника своей ученицы. Рид не хотела вновь выслушивать поучения от Ловчей. Она нехотя выползла на плато собраний и села на самом его краю.
Эрида осмотрелась. Судя по всему, многие уже вышли за пределы лагеря, а тек то остались или кормящие кошки с малышами, или старейшины, или… В око упала рыжая кошка, которая не относилась ни к одному упомянутому ранее «подразделению».
-Найди кого-нибудь, - снова всплыло в голове ученицы.
«Ну, если ты попала, так нечего теперь жалеть себя. Бери свой мохнатый зад в лапы и дуй к этой кошке. Она твоя единственная возможная попутчица!»
-Будь мила и вежлива, ты заинтересована в ней, а не она в тебе.
Кошечке не было интересно, откуда он появился, но вдруг в плече вцепился ее надоедливый фамильяр. Он словно голос совести, которая давно отщепилась от тела Эриды. И есть, и не нужна.
-Кто бы сомневался, что ты не воздержишься от наставлений. Хотя, я сперва подумала, что это муха жужжит возле уха, и мне лишь кажется, что ты здесь, но нет.. это ты, - ученица подпрыгнула на месте и жестко приземлилась, сбрасывая синицу с себя.
Эрида резко вернулась к наблюдению за рыжей, когда возле нее появился пернатый, похожий на сокола.
«Хорошо, что Шептун маленький, иначе я бы уже его удавила. Бесит его привычка цепляться за мою шкурку!»
Явно оценив состояние соплеменницы, как «в край заскучала, детка», Эрида встала и неспешно поплелась набиваться в попутчицы.
-Не сильно-то стремлюсь отвлекать тебя от дел, но мне поручили прибиться в какую-нибудь группу для вылазки. Поэтому, прошу тебя взять меня с собой, охотиться умею, могу все время молчать. – Эрида бесцеремонно уселась прямиком перед кошкой. – Я Эрида, это так, для справки.
-Не обижайся на нее, Пламень, она только прикидывается такой, - снова встрял Вестник, обращаясь к рыжей кошке.
-Да, это мой фамильяр, он очень умный и старый, и всегда стремиться дополнить мои слова своими остроумностями. – оруженосец резко шикнула на синицу, отгоняя от себя, а затем вновь обратила взгляд на кошечку перед собой: - Так ты не против, взять меня с собой, если, конечно, куда-то идешь сама?

+1

4

Шевалье устало зевнула, в то время как её фамильяр плавно парил в воздухе над ней. Она следила за его движениями и даже сказать, не много завидовала, той хотелось испытать чувство полёта, чувство невесомости, то чувство, когда ты свободен и действительно не зависим, у тебя нет преград. Ты волен.
Та снова подумала о Морфее, "но почему... почему они начинают нам подчиняться? Битва? Но ведь битва должна вызвать отвращение или неприязнь к своему хозяину, ведь он ради фамильяра, должен его победить, сразить... унизить? Это мало кого волнует и об этом вовсе никто не задумывается, кто знает, что творится в их душах до того, как они становятся фамильярами? Я ведь никогда его об этом не спрашивала"...
С какой-то грустью в душе подумала Плам и устало зевнув, та почувствовала на себе слабый ветерок, тот ласкал её рыжую шёрстку, не смотря на то, что было облачно и ощущение такое, будто сейчас пойдёт жуткий ливень, ветер был тёплый и даже приятный, а иногда через облачную гладь прорывались солнечные лучи, которые сразу исчезали.
Вскоре она снова почувствовала на себе какое-то странное ощущение, будто бы кто-то стремительно сверлит ей затылок взглядом, та оглянулась, увидев позади себя оруженосца - Эриду. Первое время она смотрела на неё, позже начала приближаться, видимо ей было что-то нужно.
Эрида чем-то напоминала Пламени себя в детстве. Она такая же едкая, упрямая и невыносимая. "Совсем как я в её возрасте"... подумала Плам и сама усмехнулась своим словам, после чего медленно привстала.
она чуть приподнялась и потянув мышцы она выпрямилась и наконец полностью встала.
Эрида наконец-то подошла и начала свою речь, она выглядела заинтересованно и даже не много странно:
-Не сильно-то стремлюсь отвлекать тебя от дел, но мне поручили прибиться в какую-нибудь группу для вылазки. Поэтому, прошу тебя взять меня с собой, охотиться умею, могу все время молчать. – рыжая медленно посмеялась и с улыбкой ответила полосатой.
- Я не особо занята, по этому была бы не прочь сходить с тобой на охоту. Тем более я сама недавно собиралась сходить поохотится. Ну, хорошо , что ты умеешь охотится - с каким-то умилением сказала конец Рыжая, а затем продолжила:
- А вот молчать, вовсе не обязательно - та улыбнулась и чуть присев перед ней, та продолжила слушать продолжение её речи:
– Я Эрида, это так, для справки. - после этого предложения, Пламень не много возмутилась и добавила:
- Я естественно знаю, как тебя зовут - она с резким взглядом посмотрела на оруженосца и напрягла мышцы.
- Я же обязана знать имена всех, это как минимум не уважительно, если я не буду знать, к кому обращаюсь, тем более с моим-то статусом - теперь уже с какой-то доброй ухмылкой ответила она и снова её натянутость сменилась приветливой улыбкой.
-Не обижайся на нее, Пламень, она только прикидывается такой, - послышался голос, откуда-то сверху, Пламень обратила свой взор чуть выше, это был Фамильяр юной кошки. Та улыбкой ответила на предложение Синицы, затем добавила:
- Здравствуй Вестник, я даже сначала не заметила тебя - приветливо поприветствовала она его и опять посмотрела на Эриду.
-Да, это мой фамильяр, он очень умный и старый, и всегда стремиться дополнить мои слова своими остроумностями. – похвасталась юная кошечка, на её слова она тихо посмеялась и чуть осмотрелась, в поисках Морфея, где этот прохвост?
Как вдруг, над ними кто-то пронёсся, та сразу поняла "Морфей". Белоголовый сокол, намотыляв круг вокруг них, плавно приземлился рядом с Пламенем. Тот посмотрел на синицу и едко промолвил:
Пламень, какого ты всё тут торчишь? Мы вроде собирались на Реку! - влез тот в разговор, не смотря на то, что видел, что Плам разговаривает с Эридой и Вестником.
- Неугомонный - сказала она про Морфея и едко вздохнув, начала сверлить его перьевую шкуру глазами:
- Ну ладно.. ладно - сразу отвестился кречет и посмотрел на Эриду и Вестника, после чего галантно поклонился, взмахнув крылом, он сказал:
- С вами я не поздоровался, здравствуйте, меня зовут Морфей - сказал льстивец и принял своё обычное положение.

+2

5

Для Эриды было не просто общаться с милыми мягкими и добродушными кошечками. Ее более привлекали грубые невежи, так она могла быть собой, а таять и «мимимишничать» она вовсе не умела. Вот и сейчас, оруженосец была в замешательстве – вроде и нет причин грубить приветливой кошке, однако все внутри так и кричит о необходимости оградиться стеной. Странно, но Рид прикусила язык и промолчала. Вероятно, странным это показалось и Вестнику, ведь он многозначительно посмотрел на свою спутницу.
«Еще один такой взгляд и я вытреплю ему перья!»
-Я естественно знаю, как тебя зовут. Я же обязана знать имена всех, это как минимум не уважительно, если я не буду знать, к кому обращаюсь, тем более с моим-то статусом…
Эрида задумалась. Статусы столь важны в иерархии племен, однако для самой ученицы это было некоторой ненужной условностью.
«Понапридумывали громких названий, но ведь и без этих «масок» видно и известно, кто на каком счету у мастера. Ты, Пламень, шевалье, но не слишком уж громко это для … а к рыси все это, мастер ведь у нас всех мудрее, значит, ты чего-то стоишь!»
- Здравствуй Вестник, я даже сначала не заметила тебя.
Эрида тяжело выдохнула и закатила глаза, а после одарила своего фамильяра косым взглядом.
«Вот бы мне его вовсе не замечать!»
Эриде хотелось поскорее выйти в путь. Наконец нашелся еще один согласный с ней. Рядом с группой присутствующих приземлился сокол. Он был немного грубоват, хотя оруженосцу птица показалась интереснее хозяйки.
-Доброго часа, Морфей, - кивнула соколу Эрида. – Ты сказал на Реку, Вы собрались именно туда!?
Серая подумала, что неплохо сходить да утолить жажду, заодно можно попробовать подцепить рыбку, если желание появится. Эрида многозначительно посмотрела на Пламень, ведь ее слово решающее:
-Так что, идем к реке!?

Отредактировано Эрида (07.05.2017 14:03:10)

+1

6

У Пламень в момент изменилось настроение, казалось только что, приветливая кошка улыбалась и действительно вела себя "мимимишно", но после появления Морфея, её как подменили, и без того сложный характер выразился на её настроении, та стала вести себя более раздражительно, то стуча хвостом по земле, то подёргивая ушами из стороны в сторону. Пламень будто была чем-то очень обеспокоена и напугана, как-будто что-то должно было произойти. Та напрягла мышцы и о чём-то задумалась, сначала даже не замечая, что происходит вокруг, о чём её спрашивают, что вообще происходит?
-Доброго часа, Морфей, ты сказал на реку, вы собрались именно туда!? - Прервала раздумья Эрида, своим громким и настойчивым голосом, рыжая как после сна помотала головой и собралась, та не выглядела рассеянной, но было такое чувство, будто она что-то или кого-то видит, будто этот кто-то следит за их разговором.
"Доброго часа, Морфей, ты сказал на реку, вы собрались именно туда!?", повторила в мыслях слова Эриды кошка и посмотрела на Морфея, видимо в ожидании того, когда тот соизволит ответить:
Морфей же сразу заметил на себе яростный взор хозяйки и рассеянно посмотрел сначала на Вестника, а потом снова на Эриду, будто бы не понимал, что он должен был сделать, потом он всё же задумался и ответил на вопрос юной кошки:
- Да... Собирались, Пламень с самого утра хотела пойти поохотится - ответил он и подлетев перешёл поближе к Пламени, как будто его что-то волновало. И видимо не зря, скорее всего, тот заметил взволнованность рыжей, а возможно просто почувствовал? Но одно ему было ясно, что с кошкой что-то не так.
Пламень же в свою очередь тоже заметила на себе взгляд кречета, та ничего не поговорила и лишь по-дружески толкнула белого в бок, а затем так улыбнулась, будто сделала это через силу.
Но всё же её взгляд долго на соколе не задерживался, она сразу перевела взгляд на Эриду, увидев как та взволнованна, она сразу поняла, что ей эта идея очень нравится, рыжая с холодком в глазах посмотрела на неё, а потом с таким же холодом и ответила:
- Пойдём... - она встала с места и чуть распушила хвост. После чего многозначительно взглянула на Морфея, тот понял, что она зовёт его с собой и раскинув крылья тот с силой взмахнул их и взлетел, набирая скорость она взлетел к небу, падая на потоки ветра, он с лёгкостью преодолевал расстояние.
- Поторопись... - добавила она Эриде, а сама прыгнула вниз по склону, начав в протяжном беге бежать в сторону Реки, та и сама была не прочь утолить жажду, да и поохотится надо было тоже.
Та подумала, что не плохо было бы принести старейшинам пару мышек, а возможно и рыбёшек, впрочем любое полезное дело нужно было сделать. "А после охоты отправлюсь по границам, да и Эриду с собой взять можно, ей это, думаю, тоже будет только на пользу, да и пробежаться ни кому ещё не вредило".... Подумала про себя кошка и снова взглянула на небо, смотря, где там Морфей, он был совсем недалеко, после этого та посмотрела назад, Эрида тоже была неподалёку, Пламень не много сбавила скорость, но не остановилась, продолжая бежать.

----------Река

+1

7

Что происходит между котом и фамильяром? Какая-то странная связь, некая невидимая нить опутывает их вместе? Зачем?
Рид неспешно переводила взгляд с Морфея на Пламень и обратно. Сюда, туда. И явно наблюдались перемены в обоих. Птица, казалось, настроен к общению, но вот рыжая – нет. Ее выражение мордочки как-то исказился, не оставляя и следа приветливости.
«Что за детская палатка? Мне что с вами нянчиться надо!? Шишку съешьте!»
- А вот молчать, вовсе не обязательно.
«Сама же сказала! Что за тупости, то милые, то хмурые!? Ненавижу двуликости! Если у тебя недопонимания с фамильяром – сожри его и выплюнь перышки. Нечего из пота в дрожь кидаться!»
Юная кошечка не понимала, почему ей вцепилась в голову эта ситуация.
«Ты или становишься мягче, либо давно никого не ставила на место!»
Эриде нужно было найти какой-нибудь ответ. Говорить со старшим товарищем, ей не хотелось, уж больно странно кошечка менялась в мордочке и действиях. Рид перевела взгляд на смирно сидящего рядом Вестника:
-Обратись к призванию и шепни мне на ушко, - не сходя с места, оруженосец наклонилась к фамильяру, но так и не сводила глаз с новых знакомых. - Что ты думаешь об этих двоих? Может, стоит утопить кого-нибудь из них на реке!?
Глаза Шептуна округлились от последней фразы, и он поспешно развернулся к Рид, мелкими прыжками вокруг оси:
- Что ты такое говоришь! Глупая самочка! – он уж слишком тяжело выдохнул, но голос его стал еще тише: - Я думаю, нам просто стоит идти с ними. Тебе дано указание – исполняй. Но я не думаю, что Пламень плохая, просто… может ей не просто общаться, еще и с такой, как ты!?
-Приятно быть особенной! – ехидно улыбнулась пепельная кошка.
Эрида вскинула голову, наблюдая за щетинящимся хвостом встающей Пламень.
- Пойдём... Поторопись...
Леденящий тон, до недавна тепло расположенной к себе кошечки, сильно ударил по милым ушам оруженосца.
«О Небо, ты меня совсем не хочешь забрать к себе, если бросаешь на плечи подобные испытания!!»
Рид встала с места. Лапы стали каменными. Ей подумалось, что может она зря так быстро выбрала себе попутчика, но обратного пути уже не было.
-Ты слышал, пернатый? – оруженосец обращалась к Вестника, а больше и не было к кому.
-Пойдем!? – переспросил «длиннохвостый».
-Поторопись!
Эрида слегка толкнула фамильяра носом в бок и несколькими прыжками покинула Плато Собраний. Их путь лежал к реке. Часть задания Ловчей Мэйв выполнена, ну самая малая его часть.

--->> следом за Плам, к Реке

0

8

оф: вижу, что в лагере никого нет, но мне сказали что нужен мой пост, значит будет пост.

Вышедший из своей палатки, Солнцекрад одним сильным прыжком взобрался на скалу. Серый камень, нагретый за день солнцем, отдавал тепло лапам. Рыжий кот чувствовал, как это тепло придаёт ему сил, которых у него, впрочем, и без того немало.
За его спиной - пропасть, отвесный спуск. Любой мог бы запрыгнуть на скалу и попытаться скинуть его с обрыва. Если Солнцекрад всё правильно помнил, как минимум несколько старых лидеров сменились именно через этот обрыв. За себя он ничуть не боялся. Умирать ему не страшно, тем более таким милосердным для рыцаря Звериного Оскала путём, как раненая птица, перемолов кости в кашу об острые пики горных скал. Пришло время посвятить в оруженосцы собственных котят, этих полугодовалых кабанчиков, так и рвущихся поскорее начать обучение с новыми наставниками. Солнцекрад уже не боялся прогадать, сомнения ушли. Пусть будет так, как будет.
- Рыцари Звериного оскала, соберитесь под скалой на общий совет племени! - прорычал он так, чтобы было слышно даже тем, кто находится в подлеске. Подождав, пока соплеменники соберутся под скалой, Солнцекрад подошел поближе к её краю.
- Омут, Осоед, Крылатка! - он произнёс ещё пару имён котят и подождал, пока они подойдут к основанию скалы. После этой небольшой паузы мастер продолжил. - Пришло время и вам стать оруженосцами доблестных рыцарей, и с благословения Хероу, я назову имена ваших новых наставников.
Солнцекрад привычным хмурым взглядом осмотрел гущу котов, но не заметил ничего такого, что могло бы как-то изменить его решение.
- Хэльвор! - назвал мастер имя могучего кота. - Твоим оруженосцем станет Осоед. Постарайся передать ему свою неукротимость и верность идеалам нашего племени. Помоги найти могущественного фамильяра и обрести свой путь.
Кивнув наставнику и оруженосцу, Солнцекрад вновь перевёл взгляд на остальных.
- Сирин, под твою опеку я отдаю Крылатку. Пусть никакие тайные знания не ускользнут от ваших чутких глаз. Научи свою ученицу терпению и выдержке, передай ей свою ловкость и отвагу.
Оставался Омут, но и ему Солнцекрад вполне смог подобрать подходящую партию. В конце концов, куда интереснее, когда наставник обладает ярким характером, правда? Тем более, мастер верил в своего сына и знал, что Омут сможет выдержать влияние своего наставника и взять от него лучшее.
- Наставником Омута станет Вейлин. Легкой дороги и острого когтя вашей паре. Научи своего оруженосца хитрым маневрам и боевому искусству.
Слова Солнцекрада были не более чем традиционным советом, напутствием, которое мастер выдает наставнику и оруженосцу. Просто старая традиция, негласная, которую поддерживали не все мастера. Но Солнцекрад уважал прежнего мастера, Волчьего Черепа, поэтому чтил те малые традиции, которые остались после его правления, пусть и не совсем официальные.
Посвятив Львинозуба и других котят, Солнцекрад наконец смог окончить собрание. Спрыгнув со скалы, он, подумав, ушел в свою палатку.

+5

9

- Вссссссё вам, четверолапым, неймётсссссся, - лениво прошипел Пыжак, плотнее свернувшись в тугой клубок собственного тела.

Мордин только дёрнул ухом, обозначив, мол, услышал, и вернулся к своему бесспорно увлекательнейшему занятию. Лекарь ещё с утра решил, что погода располагает к тому, чтобы провести очередную плановую проверку запасов. Юные Листья - пора, когда собирать многие травы ещё рано, но расставить приоритеты поиска сократившихся после Голых Деревьев запасов лекарств уже можно. И нужно.

- Бурачник, грушанка, лопух и малина, - напевал себе под нос Мордин, - ольха и осока, полынь и укроп... Я знаю все травы, я их изучаю, я - лекарь Оскала, ответственный кот...

Мордин сидел на прогревающемся на солнце камне; его передние лапы методично сортировали всевозможные стебельки, цветочки и ягоды по кучкам, и логика этой сортировки понятна была, пожалуй, одному только Мордину. Крутился рядом его ученик или нет Мордин как-то даже не заметил, полностью погрузившись в работу. В любом случае, лекарь был не из тех, кто искал любой удобный повод, чтобы проверить ученика на память. Он старался верить в мотивы Лиса.

- Твой лидер делает заявление, - Пыжак даже приподнялся от земли, и с редким для него интересом поглядел на Солнцекрада.

Лекарь не откликнулся, и тогда змей соизволил выпутаться из завязанной им же петли и подползти ближе к Мордину. Не утруждая себя огибать кучки трав, Пыжак скользнул прямо по нескольким сухим на вид стебелькам, кажется, щавеля. Всё-таки долгая жизнь под боком у кошачьего лекаря чему-то змея научила.

- Недопустимо, - моментально отреагировал Мордин, когда вмешательство Пыжака нарушило управляемый хаос его инвентаризации. Лекарь оторвался от работы и сосредоточился на фамильяре, внимательно его рассматривая. - Нетипично. Ты заинтересован. Самка? Около кошек? Сомнительно. Пожар? - лекарь живо осмотрелся. - Исключено. Не вижу паники. Что-то... Нужно?

- Твой лидер делает заявление, - терпеливо повторил змей.

Мордин осмотрел плато собраний с искренним удивлением, словно только что увидел, как здесь собралось племя. Пыжак, хорошо зная лекаря, мог бы с уверенность сказать, что так оно и было.

- Невнимателен, - самокритично признал Мордин, обращаясь к фамильяру. - Старею. Спасибо. Не представляю, как без тебя.

Всё собрание Мордин внимательно слушал речь Солнцекрада и даже мысленно практически не отвлекался на травы. Пополнять было что. И требовалось много. «Погода хорошая, самое то, - размышлял он, когда все котята уже получили наставников, а Солнцекрад покинул скалу. - Нужны помощники. Черемша. Можно немного укропа. Ромашка.»

- Ты опять разговариваешь сам с собой, - предупредил Пыжак, заметно разомлевший на солнце.

Мордин покачал головой, посмотрел на травы, после - на радостных котят, ставших на одну ступень старше, вздохнул. Травы - не добыча, никуда не убегут. И, прежде чем срываться в поход за ними, стоит хотя бы закинуть в себя немного полыни или можжевельника. В последние луны Мордину стало проблематично обходиться без укрепляющих лекарств. Да и убрать остатки запасов в палатку не помешает, а то ещё ветром унесёт - нехорошо получится.

+5

10

С самого раннего утра (а просыпалась она всегда достаточно рано, чтобы вставать вместе с солнышком и набираться у него сил на весь предстоящий день) Крылатка пребывала в радостном возбуждении, от которого покалывало подушечки на лапках, и кошечка едва могла усидеть на месте. Ведь вчера был такой важный день! Вчера ЭТО случилось! Именно вчера большая круглая белая луна полностью проснулась в шестой раз с тех пор, как малышка открыла свои прекрасные глазки! А это значит что? То самое! Что она наконец-то, после безууууумно долгих шести лун в скучной детской станет оруженосцем! Наконец-то можно будет не спрашивать чьего бы то ни было разрешения, чтобы выйти из лагеря! Хотя убегать на прогулки одной и без позволения старших было так весело... Наконец-то все начнут воспринимать её как взрослую! По крайней мере, не будет больше слов "тебе нельзя, ты еще маленькая" или "это взрослые занятия, подожди, когда подрастёшь" или "не доросла еще, мелочь пузатая". Крыля, конечно, никогда на такие слова не обижалась, но они заставляли её маленькое сердечко хотеть поскорее стать взрослой, чтобы утереть всем нос и оставить их без слов и аргументов, которые могли бы остановить её от совершения всех таких интересных задуманных ею предприятий.

Конечно, придётся рано вставать каждый день, но я к этому привыкла, - рассуждала про себя кошечка, сидя у входа в детскую и глядя на проходящих мимо котов. - Ну и еще учиться. Вот узнаю, как охотиться, и однажды смогу поймать дичь быстрее Гермеса! То-то он удивится!

Распушив усики от смеха, котёнок решила сегодня немного побыть умницей для разнообразия, чтобы никакая ссора не омрачила этот по-настоящему важный день. Хотя, конечно, она еще и понятия не имела, что готовит день грядущий. Пока что она позавтракала вкусной мышкой, потом немного поиграла в последний раз с любимым моховым мячиком, попрощалась с мягкой подстилкой, на которой спала с братьями, и, наконец, позволила маме Вершине привести себя в надлежащий для церемонии приличный вид. Не сказать, что пригладить шерсть этой егозы было простым делом, но умелая кошка как-то легко и просто справлялась с этой непосильной для дочери работой, превращая топорщащуюся в разные стороны шерсть в красивую блестящую шубку. Хотя иногда она нажимала слишком сильно, и тогда рыженькой казалось, что шершавый материнский язык сейчас просто слижет с неё добрую половину шерсти.

Когда экзекуция была окончена, Фалька, не зная, чем себя занять, чтобы мамины труды не пропали даром, решила просто сесть около обрыва, глядя на возвышающиеся на фоне голубого неба скалы. Она с детства привыкла находиться рядом с этим опасным местом и могла, наверное, с закрытыми глазами пройти по его краю вдоль всего лагеря, ни разу не оступившись. Братьев не было видно - мама сказала, что они все куда-то подевались, но она обязательно найдёт их и умоет позже. Тихонько похихикав оттого, что она уже прошла сию пытку, а братцам она только предстоит, Крыли задумалась о том, кого ей дадут в наставники. Конечно, в несбыточных мечтах её грезились уроки с родным отцом, которого она безгранично уважала, но тот наверняка возьмёт себе старшего Львинозуба, а её как младшую отдаст кому пониже рангом. А может, она станет оруженосцем мамы? Вершина ведь тоже очень умелая, да еще и красивая! Хотя постоянно слушать нравоучения, которые продолжатся после выхода из детской... Нет уж, лучше пусть кто другой будет отчитывать её за оплошности!

Интересно, а Гермес прилетит к началу церемонии? - мысли кошечки, как обычно, скакали с одной темы на другую в мгновение ока. - Что-то он давно не прилетал. Неужели нашёл своих родных? Я была бы не против увидеть Фальку номер два!

Как только солнце перевалило за середину неба, из своей палатки наконец-то показался Солнцекрад, и его появление словно освятило для Крылатки всё плато и смотрящие на него скалы. Дочь хотела было сорваться с места и стремглав спуститься вниз, но потом одернула себя. Нет, она уже не маленькая, надо быть серьезнее. И так, стараясь сдерживать заплетающиеся от непривычной медленной ходьбы лапки, Крыля прошествовала под скалу и села в саааамом центре плато, прямо напротив отца. Ей-таки удалось удержать шерстку в порядке, но вот хвостик от волнения мёл землю, покрываясь тонким слоем песочной пыли. Мастер племени заговорил, и его голос эхом разносился по открытому пространству, достигая ушей всех присутствовавших котов Звериного Оскала. После начала церемонии Фалька невольно даже забыла о своих братьях, не попытавшись найти их в толпе. Но малышке это было простительно - отец всегда действовал на неё так. Она обожала церемонии за их торжественность, но больше за то, как бархатный властный голос отца пронизывает её насквозь, заставляя подрагивать от предвкушения дальнейших слов. Когда он говорил о ней, Крылатке, котенок даже приподнялась на задние лапки, словно желала хоть на чуть-чуть, на самую малость приблизиться к нему и к той мудрости, что ореолом окутывала мастера. Она была так увлечена, что едва не прослушала имя своего наставника. Спохватившись только, когда отец закончил речь, Крыли, словно выйдя из транса, принялась оглядывать поляну в поисках Сирин, чтобы закончить эту церемонию взросления соприкосновением носами.

+5

11

Не успела Сирин вернуться в лагерь, как Солнцезвезд начал собрание. Запыхавшаяся Гарпия шепнула ей: шерстку прилижи-, и верно, она совсем не заметила своё состояние после пробежки да морского ветра. Рыцарь медленно направилась к плато, а там уже, усевшись и слушая в пол уха, осторожно прихорошилась, как вдруг кошка услышала своё имя.
- Что?.. - Сирин испуганно взглянула на Гарпию, которая тут же ввела хозяйку в курс дела и даже указала на Крылатку. Новоиспеченный оруженосец тотчас оглядывала толпу, видимо выискивая свою наставницу.

Наставница... Это слово лежало камнем в сердце рыцарь. Ее страшила и радовала ответственность, случайно упавшая на неё. Горечь возможной неудачи создавала ужасные прерогативы в голове Сирин, но стоило кошке наконец-то разглядеть слегка испуганные, но наивно восторженные глаза Крылатки в толпе, устремлённые на неё, как будущее прояснилось.

Рыцарь направилась к кошечке, осторожно огибая соплеменников. Надеюсь, что ее фамильяром не станет кто-то пернатый. Ведь не станет? - серчала Гарпия, - И если она спросит, почему у тебя "бесполезный" фамильяр, я могу ее кликнуть? Ведь да?
Сирин шикнула на воробьишку, когда наконец поравнялась с своей ученицей. Она не знала, что ей сказать, поэтому глупо промямлила:
- Привет тебе, - И дотронулась носом о нос Крылатки.

офф: переход из предыдущей локации оформлю дома. Я в лоу до 6 июня, посты маленькие 100%. Всех люблю.

+3

12

Река --->>

Когда можно было разглядеть вход в лагерь, к Эриде стремительно примчался Вестник. Который прибыл со стороны дома. Старичок спешил, поэтому, сейчас его дыхание было учащенным.
-Там… Солнцекрад собирает… собрание.. племени, - жадно хватая воздух, проговорил синица.
Кошка не ответила, ей явно мешала рыба в зубах, но по глазам можно было прочесть волнение и любопытство. Спокойный пеший ход сменился на стремительный бег. Когда лапы принесли оруженосца в лагерь, она с облегчением вздохнула.
- Омут, Осоед, Крылатка!
«Фууххх! Успела!»
Несколькими прыжками кошка добралась до кучи с едой и аккуратно положила свою добычу. И в этот момент ее осенило.
«Теперь они не будут котятками!? Это посвящение!»
Эрида поспешила присоединиться к соплеменникам, занимая удобное местечко поближе к центру.
Солнцекрад затянул речь, но и не удивительно, сразу трое котят и каких. Дети мастера уже готовы перейти в новую палатку и начать обучение. Мимовольно, Эрида представила, насколько тесно будет спать, и сразу же подступили воспоминания о Кошмаре. Его больше нет, а она все никак не может пережить его исчезновение. Он был ей настолько же безразличен, сколь дорог и важен. От грусти ее спас Вестник. Птица, в привычной манере, вцепилась в плечо кошки, тем самым вытянув ее из тяжелых размышлений.
-Спасибо, - мягко шепнула Эрида, не поясняя причины.
-Для тебя, всегда, пожалуйста, - он не подал виду, что ему приятно, просто прижался всем своим небольшим тельцем к мягкой шерстке оруженосца.
«Итак, Хэльвор и Осоед, Сирин и Крылатка, Вейлин и Омут. Будь моя воля, я бы поменяла первые две пары. Крылатке бы покрепче кулачок в наставники, а вот Осоеду Сирин, с ней он стал бы мягче и уравновешенней что ли, но не мне же решать. Я вообще еще вишу на волоске важности для племени. Но вариант Вейлин плюс Омут мне по душе, интересно кто кого воспитает!»
Эрида усмехнулась себе и решила немного умыть мордочку, дабы убрать остатки рыбьего запаха и быть готовой к поздравлению новоиспеченных парочек.

+2

13

Река

- Надо же, по дороге нас никто не попытался съесть, - в лагерь я заходил уже не таким бодрым шагом. Нет, я не скажу, что устал или что-то в этом роде. Просто мне стало как-то лениво. Это ощущение, когда ты приходишь домой. Сразу как-то появляется умиротворение и пропадает желание что-либо делать. Ну, или только у меня появляется такое ощущение. По крайней мере, я сейчас бы с удовольствием завалился бы где=-нибудь в уголке лагеря и понаблюдал бы за соплеменниками, некоторые из которых сновали туда-сюда по лагерю.

Но, конечно же, моим желания и мечтам не суждено сбыться. Еще на входе я услышал зычный голос нашего мастера. Совет. Эх, ну, это не так плохо. Конечно, я, как рыцарь племени, должен присутствовать на совете, хотя, честно, зачастую, меня это мало интересовало. Наверное, в какой-то степени я уважаю нашего мастера. Возможно, я мог бы им восхищаться. Но нет. Восхищаюсь я лишь одним котом.

"Это не восхищение. Это куда хуже"

Навязчивые мысли, которых я научился игнорировать. Совести нет, но кто этот голос, что настойчиво твердит, какой я плохой, я без понятия. Да и не нужно мне это знать. Может и правда отголоски давно утонувшей во лжи и жестокости совести. Тогда ее попытки достучаться до меня крайне глупы.

"О, мастер посвящает своих детей в оруженосцы"

А вот теперь я заинтересован. По приходу в лагерь я все же потерял из виду своего милого Омута, но скорее всего он сидит там, чуть впереди, там, у самого основания скалы на которой стоит Солнцекрад. Ну правильно, сегодня же его день. Сегодня он станет еще взрослее.

"Ты уже знаешь, каким он может быть взрослым"

Ухмылка расползается по губам. Сегодня ребятки обзаведутся своими наставниками. Скоро на плечи некоторых рыцарей опуститься тяжелая ноша ответственности за учеников. И, наверное, это еще и своего рода честь, раз мастер выберет тебя в роли наставника для своего котенка. Невольно задумываюсь, что это должны быть лучшие из лучших, вряд ли Солнцекрад выберет абы кого.

Я слушаю в пол уха, больше занятый разглядыванием собравшихся перед скалой. Мне нравится восхищение в глазах некоторых собратьев. Не менее интересно безразличие в глазах других. Кто-то скажет, что в этом проявляется уважение или неуважение к говорящему. Я скажу, что не надо судить по многим. Вот к примеру, я могу точно сказать, что не все, кто не вслушиваются в слова мастера, безразличен к церемонии или к самому нашему главному. Они могут быть просто уставшими. Ну или такими же идиотами как я, который просто пялятся на всех подряд, изучая их. Правда, я пока таких же в нашем племени не замечал.

- Наставником Омута станет Вейлин. Легкой дороги и острого когтя вашей паре. Научи своего оруженосца хитрым маневрам и боевому искусству.

Стоп. Подождите. Я чуть приподнимаю бровь, но буквально сразу подхожу к Омуту. Это получается как-то машинально. Будто тело наперед знает, что ему нужно делать, пока мозг осмысляет информацию. Хочется просить "вы серьезно?". Серьезно доверяете воспитание своего сына такому коту, как мне. Я согласен, хитрость во всем это моя привычная стезя. Но моя хитрость всегда граничит с жестокостью. Не самые лучшие качества, которые стоит знать такому мальцу, как серый Омут.

"Он умный. Ты же знаешь, Шут, он не будет абсолютно все повторять за тобой. Он благороднее"

Настырный голос. Заткнись. Без тебя знаю. Стоя рядом со своим новоиспеченным учеником, я почтенно приклоняю голову перед мастером. Лицемерие? Возможно. Желание выслужиться? Вряд ли. Я не тот, кто будет юлить перед лидером, желая, чтобы тот его заметил. Оно, по правде, как-то само, видимо, получается. Я не всегда могу быть незаметным. Я не стремлюсь быть замеченным всеми, но почти всегда делаю все наоборот и меня замечают. Смотрят с презрением или недоумением, кто-то даже со страхом. Но мне от этого весело. Мне нравится смеяться над ними, над их эмоциями, над их праведным негодованием.

"Теперь ты точно мой, милый Омут"

Я прячу хищную широкую ухмылку. Я скрываю чуть безумные искры в глазах. Я стараюсь быть серьезным, искренне стараясь, но слабая тень усмешки все равно проскальзывает по моей морде. Шуту никогда не исправиться. Даже умеющий в идеале играться масками, он иногда показывает своим искренние эмоции. У меня сейчас в душе – сплошное ликование.

- Для меня это честь, быть твоим наставником, мой мальчик~ - я шепчу тихо, чтобы слышал меня только Омут. Чтобы только до его ушей донесся мой приторно-сладкий голос с растянутыми гласными. Чтобы он понял, что ему от меня никуда уже не деться. Делаю довольно быстрый выпад и касаюсь своим носом носа серого котенка – дань традициям, которые, к сожалению (не моему, конечно же, а скорее к сожалению моего маленького друга), мы должны соблюсти. Где-то за спинами котов мелькает буре-рыжей хвост суетливого Горца.

"Мне тебя искренне жаль~"

+4

14

Осоед проснулся немного позже, чем остальные жители Детской. Не то чтобы он вчера устал, но уснул все равно слишком поздно, до середины ночи думая о завтрашнем (теперь уже сегодняшнем) дне, о своем будущем наставнике, все больше надеясь, что им станет отец. Затем, когда ему надоедало ломать голову над этой загадкой, перебирая в голове и других кандидатов, он обращался в самоистязания, с холодом в сердце вспоминал те дни, когда он, лежа точно так же в палатке целителя, думал о том, что никогда не станет полноценным оруженосцем, а потом и воином. Но раны затянули, он выкарабкался, хотя, тем не менее, все равно опасался, что Солнцекрад не назовет завтра его имя. Вдруг отец думает, что сын-калека не сможет стать ему достойной опорой? Неужели думает, что когти рысей так серьезно повредили не только его кожу, но и мышцы, что натренировать их будет просто невозможно? Или ему так сказала врачевательница? Прикрыл глаза, не боясь заснуть, но очень этого желая. Осоед чувствовал, как из глубины души по горлу поднимается злость, перед глазами вновь ясно очертился образ воина Зари, морду которого сыну Мастера не забыть вовек. В такие моменты рыжий котенок поднимался, оглядывался, бесшумно выскальзывал из палатки и, держать тени, делая вид, что просто идет на отхожее место, проскальзывал к своему тайнику, с бережным трепетом выгребая зубы больших кошек, успокаивая душу тем, что его мучителей постигла участь хуже его.

В общем, с утра он еле продрал глаза, морщась на яркие солнечные лучи, пробивающиеся сквозь листья и ветви палатки. Но это не значит, что он не успел улизнуть от шершавого языка матери, пока та занималась сестрой, напоследок показав последней язык прежде чем скрыться где-то на территории лагеря. Он и сам сможет умыться. Хотя, как бы его не пытались вычесать, шерсть все равно будет топорщиться в разные стороны, вздымаясь на лысых местах рубцов, обходя их стороной. Тем не менее, он не терял уверенности, вновь и вновь проходя языком по больным местам, чувствуя неприятный комок в животе. Походы «посмотреть на части убиенных» стали для него незаменимы. Но слишком часто он делать этого не мог – боялся, что заметят, а потом ещё объяснять придется.

Провел мягкой лапой по морде, подушечкой чувствуя каждый бугорок шрама. Затем провел в другую сторону, приглаживая шерсть там. Где у всех нормальных котов были уши, а не обрывки. Какое-то время Осоед боялся, что потеряет слух для отсутствия этих странных кожных складок, но этого не произошло.

«Зачем они тогда вообще нужны были? Для красоты?»

Хотя иногда он замечал за собой, что, чтобы определить в какой стороне находится зовущий его кот, ему теперь приходится вертеть головой, хотя раньше достаточно было просто повертеть раковинами. Но он предпочел никому не говорить о своих наблюдениях. А не то мало ли.

И тут его поймали, бесцеремонно ухватив за шкирку. Возмущенно мяукнув, он попытался было вырваться, но мать ещё крепче сжала челюсти, не причиняя боль, но заставляя его успокоиться. Отнесла на светло место не перестающего ворчать котенка и зачем-то ещё раз – он же уже умылся! – самолично провела грубоватым языком по всему его телу, заставляя янтароглазого морщиться и не оставлять попыток вырваться. Как бы он мать не любил, от этой пытки он, как и многие другие котята, пытался улизнуть.

- Рыцари Звериного оскала, соберитесь под скалой на общий совет племени! – голос отца застал его, когда Вершина ещё продолжала свой ритуал, борясь с непослушной рыжей шерстью.

- Ну, все-все, я же уже чистый! - он вырвался из лап взрослой кошки, демонстративно встопорщил лапой прилизанную макушку, не сдержав улыбки. – Спасибо. Я пошел, - помахал серой кошке хвостом, сорвался с место, ринувшись в сторону скалы.

- Омут, - он уселся рядом с сестрой, немного побоку от центра, но, тем не менее, все равно почти прямо перед отцом, немного нервничая, - Осоед, - остатки ушей дрогнули, на морде появилась легкая улыбка – его посвятят! -  Крылатка! – рыжий котик потоптал лапами землю, слушая донельзя нудную речь отца - ему натерпелось узнать, кто же станет его наставником. Дождавшись, когда после паузы Солнцекрад ещё раз обведет глазами толпу, видимо, выискивая нужных котов, Осоед тоже поглядел назад, пытаясь определить их.

- Хэльвор! – Титан? Осоед видел его пару раз, но подходить не решался  - уж слишком мрачен был его вид. Да и рыжий иногда пораженно поводил ещё целыми ушами, с трудом веря, что он может вырасти таким же огромным. - Твоим оруженосцем станет Осоед, -
бум - сердце рыжего упала вниз. Сказать, что Осоед был поражен – ничего не сказать. Он приоткрыл пасть, едва сдержав возмущенный вскрик – «я думал, им станешь ты!». Но янтароглазый промолчал, беря себя в лапы и стараясь успокоиться, Солнцекрад ведь никогда не говорил, что возьмет в оруженосцы именно его, просто однажды упомянул посвящение при нем – это Осоед себе что-то напридумывал.

«Наверное, он хочет взять кого-то другого – Львинозуба, например».

- Постарайся передать ему свою неукротимость и верность идеалам нашего племени. Помоги найти могущественного фамильяра и обрести свой путь, - чуть улыбнулся. Отец верит, что у него будет великий фамильяр. Это фраза смягчила недовольство размечтавшегося котенка, и он обернулся назад, с легкостью выискав огромную тушу Хэльвора, но пока не подходя к наставнику, ожидая окончания церемонии. Скорее, он просто хотел выяснить, как на своего нового оруженосца отреагировал шевалье, сын мастера ведь не был тем учеником, которого хочет себе каждый.

Крылатка получила Сирин, что Осоеду понравилось, он довольно распушился, а Омут получил Вейлина - все довольство как лапой смело, рыжий вновь нахмурился. Львонозуб тоже получил наставника, но не отца, заставив юношу удивиться, конвульсивно дернув обрывками ушей (привычки некуда не деваются, хотя водить ушами он уже не мог).

Когда все закончилось, новопосвященный ещё раз обернулся, опять найдя Хэльвора и потрусив в его сторону, вцепившись в его морду пристальным взглядом, пытаясь просверлить дырку в черепе, чтобы увидеть все его мысли.

Отредактировано Осоед (03.06.2017 13:02:52)

+2

15

Начало игры
Лис недовольно поморщил морду, когда услышал громкое заявление Солнцекрада о предстоящем собрании для рыцарей. Котенок не особо хотел принимать участие во всем этом и с радостью бы отправился за травами, но увидел наставника. Нельзя уходить без его ведома, ему может что-то понадобится. Именно поэтому пришлось остаться здесь и наблюдать за происходящим. Устроившись где-то неподалеку, Лис состроил мордочку полную безразличия смешанного с неким отвращением. Тоже мне повод радоваться, будут учиться, становится такими же, как и все эти бесчувственные чурбаны. Такой вывод ученик целителя сделал по счастливым мордочкам котят. Те стали достаточно взрослыми и теперь у них появится наставник. Звучит слишком слащаво, не правда ли? У Лиственника всё проходило совершенно по-другому, он сам избрал свой путь. Наверное, ему никогда не забыть то, как он ушел из племени перед этим "важным" событием, как долго бродил по территории племени, пока в его нос не ударил совершенно не знакомый и иной запах травы, которая была не похожа на другие. Как он принес эту траву и положил перед Мордином, заявив, что хочет быть его наставником. А после реакция отца. От собственных мыслей о нем, стало еще более противно. Тот вовсе не захотел принимать выбор сына, напротив пытался его отговорить, заставить стать таким же. А когда получил отказ, то заявил, что Лис больше не является ему сыном. Другой реакции я от него и не ожидал, все они рыцари такие. И конечно в глубине души котенок хотел подойти сейчас ко всем, кто здесь находится, да высказать пару ласковых слов. Да что толку от этого. Эти идиоты, оруженосцы, которые получили своих наставников, действительно уверены, что быть рыцарем благородное дело. Конечно, очень благородное. Забыть о своей семье, думать только о выполнении своего долга и считать любое проявление чувств не простительным. Именно такие в его понимании эти коты и вряд ли что-то заставит его изменить свое мнение. "Прекрасный" образ отца, которым все восхищались, в свое время сделал всё, чтобы вбить в голову Лиса, что рыцари бесчувственные бараны. Когда, наконец, объявление было сделано, оруженосцы пошли к своим наставникам, ученик целителя направился в сторону Мордина. Всё, что ему сейчас хотелось, это получить задание и уйти восвояси, как можно подальше желательно. Лишь бы не видеть эти морды, которые так раздражают. А ведь с утра у него было относительно не плохое настроение, жаль только, что его так быстро удалось испортить.
- Мордин, скажи, пожалуйста, что у тебя есть для меня какое-то задание. А не то меня стошнит от всего этого, - Лиственник состроил подходящую морду в подтверждении своих слов.
Он кивнул в сторону тех, кого считал идиотами, но смотреть, туда не стал. Даже не хочется узнавать никого из них, пускай себе живут в мире, где рыцари действительно благородные создания. Лису действительно нужна была смена обстановки, иначе кот сейчас просто кинется на первого встречного, дабы выпустить накопившийся пар. Как же они меня все раздражают. Выпустив когти Лиственник начал ворошить землю, в надежде, что это послужит ему хоть каким-то успокоением. Единственное более менее приятное в этой ситуации, что Лис не обязан обращать внимание на окружающих и разговаривать с ними. На этом ему и стоит сосредоточится. Сейчас Мордин скажет, что ему нужна какая-то трава, за которой придется идти и Лис с радостью отправится в путь. Успокоится, побудет наедине с собственными мыслями. От представленной картины того, как кот идет в одиночестве по лесу и ищет травы полагаясь на свой нюх, стало как-то полегче.

+2

16

[Лагерь ПЗ --- > ]

Стоило только отдалиться от той лесной опушки, на которой остались Шрам и Ласточка, как визирь черной молнией сорвался с места, пускаясь в безумную гонку с собственной тенью до лагеря. Развивать высокую скорость в лесу – чревато, но едва ли это останавливало Зубоскала, что буквально нуждался в постоянном адреналине. И если не боем, то только безумной гонкой можно было стряхнуть с себя излишки постоянно копящейся ярости. Да и, что греха таить, ему нравилось испытывать инстинкты на прочность, прыгать на собственных нервах, как на батуте.  Сейчас, когда пульс начинал чувствоваться даже у кромки нижней челюсти, разум зарийца, наконец, освободился от того неприятного роя мыслей. И даже результаты Большой Травли его не интересовали. Бес действительно был уверен в своем ученике, а что же до остальных детей покойного брата, то их судьба мало тревожила сердце визиря. Пройдут испытание – отлично, не пройдут – еще лучше. А если еще и Элджей свернет себе шею, или получит копытом в голову, то Зубоскал и вовсе устроит пир на вес лес!

Ухмыльнувшись таким мыслям, зариец замедлился только тогда, когда впереди показались очертания главной поляны. Пригладив взъерошенную шерсть и сделав пару глубоких вдохов, силясь восстановить дыхание, Бес вышел на открытое пространство. О том, где пропадал визирь сейчас могли сказать изумруды глаз, в которых все еще плескалось яркое безумие, да часто вздымающая и опадающая грудная клетка.
Приметив сидящую неподалеку Черемуху, Бес корпусом развернулся в ее сторону, приветственно кивая соплеменнице. В течение пятнадцати минут к ним присоединились остальные. Состав отряда, который должен был отправиться за «молодой кровью» всегда определялся заранее, за одну луну минимум. Поэтому все, что требовалось сейчас от Зубоскала – это отдать соответствующую команду.
Вербовка – было одним из тех немногих «бытовых» занятий, что приносило неописуемое удовольствие Бесу. Сама перспектива забирать и не отдавать ничего взамен, подкрепляя свои действия исключительно миролюбивыми мотивами – опьяняла. Со временем Зубоскал стал, если можно так выразиться, неотъемлемой частью этого мероприятия, черной проклятой чумой, накрывающей соседские земли с приходом паводков.
***
Бес с привычной хищной грацией скользил по холму, неспешно прокладывая себе путь к «главной поляне» Звериного Оскала. Он, казалось, знал территорию соседей наизусть, настолько часто приходилось бывать в здешних краях.
Приподняв голову, визирь хищно прищурился и, заметив столпотворение котов, не смог удержать плотоядной улыбки.

- Как нам повезло, хах? -- ухмыльнулся тихо в усы Зубоскал, так, чтобы его слышали только соклановцы.
Он еще не знал, что именно сегодня проходило посвящение детей Мастера, но уже предвкушал саму ситуацию. Забрать котят прямиком с собрания племени? Очаровательно. И зычное эхо, принадлежавшее лидеру клана, объявлявшего новых оруженосцев, лишь подстегивало Беса.

Добравшись до места, где разворачивались главные события, Бес почтительно поклонился присутствующим, не сводя пристального взгляда с Солнцекрада.
- Приветствуем вас, дети Хероу, коты Звериного Оскала, -- в голосе, несмотря на возрастную хрипотцу, все равно на секунду проскользнули саркастичные нотки.

Выпрямившись, визирь сделал два шага вперед, выгибая изящную шею и продолжая чеканить известные всем фразы: -- «Каждый достоин жить среди воинов клана "Пламя Зари"»! Вода начала подниматься, поэтому мы пришли, чтобы исполнить добрую волю и забрать с собой младшую кровь, одного избранника.

Если бы слова Беса имели физическое воздействие, то они бы отравили большую часть присутствующих. Но ввиду отсутствия данной способности, умело скрываемый яд просто перетекал вязко от слова к слову. Обведя взглядом собравшихся, Зубоскал остановился на новопосвященных.

Отредактировано Зубоскал (04.06.2017 16:50:37)

+6

17

Очередность постов
Очередность для Пламени Зари:
Зубоскал » Черемуха » Шайнах » Брилла
Омут и Хэльвор могут отписаться вне очереди, как и другие, желающие присоединиться к сюжетной линии.
Очередь для Звериного Оскала:
Солнцекрад (после отписи всех зарцев) » Мордин » Крылатка » Сирин » Эрида » Вейлин » Осоед » Лис » Хэльвор » Ловчая Мэйв » Омут

0

18

Хэльвор быстрой рысцой возвращался в лагерь. Встреча с зарийской охотницей была не столь приятна и оставила в голове кота кучу мыслей о неприязни к Заре и ее представителям. После таких встреч Титану приходило на ум лишь скорейшее мытье. От всего этого запаха, от слов, сказанных в его адрес. Бр! Возвращаясь в лагерь, кот представлял, как чудесно он проведет остаток дня, как забудет эту скверную встречу, как сможет отдохнуть.

Подходя к плато, великан услышал голос Солнцекрада и ускорил темп. Оказавшись в толпе, шевалье приостановился, немного вылизался, пока соберется еще небольшая часть Оскала. Все были в сборе. Хэльвор помнил, что сегодня будет посвящение котят в оруженосцы. Чудесное и весьма грандиозное событие для таких юнцов. На морде вот-вот могла бы промелькнуть улыбка, довольная, любящая, но нет. Нужно держать себя в лапах да и что-то чувствовал кот не то.

Внимательно слушая Мастера, Титан одновременно с этим переводил взгляд в разные уголки плато. И вот! В его глазах промелькнул огонек ярости, потухнувший тут же. Из выражений на его морде осталось лишь хладнокровие и легкое презрение, едва заметное окружающим. "Опять..." Опять привел своих подопечных Зубоскал да и сам не побрезгал появиться у нас. Да чего это? Ему это явно приносит только удовольствие.

Пока зарийский отряд был вдалеке, лидер Звериного Оскала произнес свою речь, дал каждому новоиспеченному оруженосцу своего наставника. "Что ж... Осоед, думаю, ты не из простых, не так ли? Но раз уж твой отец попросил меня тебя всему обучить - будет сделано. Хороший выбор, что ж еще сказать. Я воспитаю из тебя настоящего Оскальца." Вел монолог шевалье, поглядывая на Осоеда, который ненадолго приоткрыл рот. Хотелось усмехнуться. Он явно был поражен выбором Мастера.

Другие дети Солнцекрада тоже обзавелись хорошими наставниками, Хэльвор уж точно знал - этим оскальцам будет чему научить молодняк. Окончилась церемония. Ученики и наставники подошли друг к другу. Кот тоже было хотел сделать шаг навстречу своему оруженосцу, но Осоед, словно молния, уже оказался около него, как только Титан поднялся на все четыре. Юнец не отводил от него взгляда, яро желая своим взглядом разбудить в шевалье хоть какие-то эмоции или чувства. На действия оруженосца кот лишь так же внимательно на него поглазел, сделал весьма добрый вид и, кажется, на его морде на долю секунды показалась легкая улыбка. Хэльвор наклонился к Осоеду и осторожно коснулся его носа своим, а после негромко сказал:

- Мы с тобой сработаемся, не переживай. Я не такая темная личность, о который ты, наверное, слыхивал от других.

Кот глянул на подошедших членов Зари и пронзил каждого из них ледяным и внимательным взглядом, мысленно сообщая: "Вон от сюда. Вам тут не место."

- Будь рядом, - шепнул он Осоеду, немного поставив одну лапу вперед, прикрыв ей своего новоиспеченного ученика. Зубоскал начал свою едкую речь, а Хэльвор продолжал на него чутко взирать, не впитывая этот словесный яд в свои мысли, он наблюдал, на ком же остановится его наглый выбор.

Отредактировано Хэльвор (05.06.2017 08:54:57)

+5

19

Охота не задалась. Что ж, если не задалась охота, то, возможно, удастся просто покомандовать племенем, пока мастер опять занят чем-то очень важным. Может быть, Ловчая Мэйв сможет позаниматься с Эридой, ибо что-то давно ничего они не исполняли вместе, а наставница даже не интересовалась подготовкой своей ученицы, ибо все время была в делах за мастера. Ну ничего, все быстро наверстаем.
Войдя в лагерь, Ловчая увидела, что Солнцекрад вышел из своего логова и начал взбираться на камень, выразив хмурое лицо. Видимо, о чем-то серьезном задумался. Надеюсь, ничего не случилось, пока его верный советник был в лесу и охотился ради пропитания и счастья своих соплеменников.
Ловчая дернула усами и навострила уши вперед, как и свое направление в глубь лагеря. Она смотрела на соплеменников, которые то и дело чем-то занимались, но, конечно же, не патрулированием границ, не охотой на желанную добычу, не присмотром за больными и старцами. Нет, они даже не хотят идти в драки за свою территорию, а ведь в последнее время зачастились нападения лис и даже хорьков. А что может быть страшнее хорька? Разумеется, хорек, который обрел логово на территории котов. А этого быть не должно! А что для этого делают?
- Конечно же, проверяют, насколько больно когти впиваются в таз. - Тихо проговорила Мэйв, смотря на двоих молодых рыцарей, которые решили принять участие в личном эксперименте. Нда, и это великие воины?!
Сев неподалеко от детсткой, словно охраняя ее, Мэйв стала рассматривать силуэты ходячих, сидячих и лежачих котов, занимающихся чем-то определенным. Причем их было так много, словно никто не голоден или никакой угрозы племени Звериного Оскала ничего не представляет. Конечно же, это до ужаса возмущало ординарицу. Ведь как это так?! Ну как это так?!

Пообедав, хотя скоро и должен наступить вечер, Ловчая заметила, как мастер вновь встал на камень, откуда все мастера вещают своим собратьям благоприятные и страшные вести и посвящает котят в оруженосцев, а оруженосцев - в доблесных рыцарей.
Да, быть рыцарем - это не быть воителем. Рыцарь - слово, которое уже звучит ярко, гордо и храбро. Рыцарь - это тот, кто не сражается с врагами за землю, а тот, кто бережет ее и любит. Он не жаждет битвы, не жаждет власти и не позволяет злу проникнуть в души других рыцарей. Это настоящие дети света, служащие не ради долга или продвижения по карьерной лестнице, а ради благополучия и процветания своего племени. Вот кто такие рыцари. Это не воители и не просто защитники, это - Ангелы.
Размышляя на эту тему, Ловчая невольно улыбнулась и полностью открыла веки, а ее недовольство и усталость вмиг куда-то улетучились. Это было так... приятно.
- И почему я раньше не думала об этом?... - Прошептала она себе. Она с радостью и детским интересом смотрела на соплеменников. Как взрослые общаются друг с другом и о чем-то шутят, как молодняк показывает друг другу боевые приемы, которым научились у своих наставников. А затем они покажут их своим оруженосцам. А те - своим. И так будет больше и больше рыцарей, доблестных защитников и благодетелей. И Мэйв подумала, а почему же они этого не замечают? Или же ординирацира просто поняла это только что, а все об этом итак знали.
Мэйв слегка опустила голову, убрала улыбку и нахмурилась, хмыкнула. Думала. Но ничего в голову не приходило, а ее размышления и вовсе испарились, как только ей на плечо села Чудо - птица-спутница.

- Рыцари Звериного оскала... - Резко услышала кошка, тут же подняв уши, а затем голову на звук. Это был мастер. Он собирал верных подданых под его взор. Что же случилось?
Мэйв встала и пошла к камню. Встала возле него, чтобы тоже видеть своих соплеменников. Это нужно, ибо она занимает почти высшую ступень иерархии своего племени. И если от этого ее посчитают высокомерной эгоисткой, то это их проблемы.
Солнцекрад решил сегодня посвятить своих детей в оруженосцы. Она внимательно смотрела на поведение его чад за все время взросления. Они растут слегка горделивые, хотя это неудивительно, ведь их отец - глава племени, ее лидер. И как же тут не иметь корону на голове, хоть и маленькую.
Мэйв радостно виляла хвостом при посвящении котят. Это значит, что появятся новые мученики, которых она будет заправлять охотой и патрулем. Ибо нечего расслабляться. Статус папаши не говорит о нахлебничестве.

Посвящение еще не успело закончится, ибо атмосфера радости и гордости еще витала в воздухе, как в лагерь без приглашения и даже ведомости зашло четверо. Этот запах...
Мэйв поморщилась и отплюнула. Она слегка оскалилась, а ее короткая шерстка заметно вздымилась.
- Зарцы... - Тихо чирикнула Чудо, сузив свои добрые глазки на совсем недобрые.
Один из них встал, едко улыбнувшись, и стал глаголить свою речь.
Ах этот Зубоскал. Да, Мэйв помнит его. Он ей не понравился, очень не понравился. Она его видела, когда племя Зари отбирало ее ординарцем Звериного Оскала без согласия мастера. Да, хоть она им за это и благодарна, но эти мерканительные рыбники ведут себя безобразно, думая, что все под их властью. Мэйв с самого детства была против возвышающегося над ними и Черной Костью племени Зари, ведь те убили ее родителей в Великой Битве. И как уж их тут простить?
Мэйв стояла прямо и виляла хвостом, смотря на то, как из пасти Зубоскала выливается яд сарказма и лжи.

+7

20

Омут был рад вернуться домой в лагерь после своей долгой прогулки. За это время его вымотала не сколько сама дорога туда и обратно, а сколько то, что всё это время он провёл почти что не отрываясь от гадкого Вейлина. Чуть ли не весь день Рыцарь не спускал с него взгляд, всегда держал в поле видимости, пытался завести диалог. И приход в свою родную обитель был для котёнка чем-то вроде глотка воздуха после продолжительного нахождения под водой с задержанным дыханием. Наконец он свободен! Может идти куда угодно без сторонней помощи, ведь в лагере ему не угрожает никакая опасность, в отличие от внешнего мира, где полно хищников побольше чем коты, которые не против того, чтобы полакомиться этим вечером кошатиной. А маленькие котята, которые по сути дела и драться-то толком не умеют, отличная добыча: доступная и лёгкая, пусть и не совсем сытная. Так какие-то звери чуть не истерзали Осоеда до полусмерти, благо тот всё же спасся, хоть его внешний вид теперь будет всегда напоминать ему и всем окружающим о когда-то произошедшей трагедии.
- Надо же, по дороге нас никто не попытался съесть, - уже без своего былого задора проронил Вейлин.
- Какая жалость! - вложив весь свой малый опыт актёрской игры в эту фразу, проворчал Омут. - Тебе бы подошло быть съеденным, - добавил он едва открывая рот и скорее для себя, чем для Шута. Не то чтобы он жаждал это сказать, но выговориться ему всё же надо было, ибо в душе так накипели эти мысли, постепенно "разъедая" разум и мозг, что не говорить вслух было просто невозможно.
Почти сразу что заметил Омут, входя в лагерь, была знакомая с раннего детства рыжая фигура. Солнцекрад довольно ловко взобрался на скалу, позади которой зиял высокий обрыв, на дне которого валялись камни и торчали остроконечные скалы. Сын с замиранием сердца наблюдал то, как его отец взбирается на это опасное место. Всего каких-то пару хвостов разделяло Мастера и неизбежную смерть если не от перелома всех костей, то от протыкивания тела насквозь. И за всё это короткое время, что понадобилось главе Звериного Оскала для этого действия, серый котёнок и не задумался о том, зачем Солнцекраду понадобилось подняться так высоко. Его просто заворожило величие этого большого и сильного кота, какая-то мощность в движениях и взгляде вверх. Отец был серьёзным как никогда, и в этом был свой особый шарм. Зверолюб до сих пор знал этого кота как своего близкого родственника, но никогда не интересовался им как политиком, вождём фракции, важной особой. И вот кот громко объявил на весь лагерь:
- Рыцари Звериного оскала, соберитесь под скалой на общий совет племени!
Мгновенно Омута чуть ли не затрясло, он как-то возмущённо-громко вдохнул. Совет! Как он мог забыть о сегодняшнем дне, которого так ждал с братьями и сестрой! Они же так ждали этого, ночами напролёт мечтали и воображали о том, как их жизнь изменится с получением нового звания. Спрашивали у родителей как скоро будет этот час, когда их признают чем-то большим, нежели маленькими детками. Гадали о том, кто же станет их наставниками... И ведь их предупреждали об этом важном событие ещё вчера, чтобы котята были готовы к своему звёздному часу. "Посвящение в Оруженосцы!" - сразу же щёлкнула в  голове мысль, после чего серый кот, даже не думая попрощаться Вейлином, резко сорвался с места и как можно скорее побежал к основанию высокого выступа, куда уже шла его мать Вершина со всеми своими чадами. Уже вылизанные и идеально чистые Осоед, Львинозуб и Крылатка сидели на нужных местах, дожидаясь того момента, когда все Рыцари устроятся чуть поодаль их, готовые внимать традиционную речь посвящения, знакомую с малых лет. И, учитывая как скоро все коты начали подтягиваться к плато собраний, Омут сразу понял, что времени на подготовку у него почти нет. Мать его коротко отругала, и принялась как можно скорей вылизывать своего младшенького сыночка, который и сам чуть ли не в панике от скорости пытался умыться. Такой важный день, а он его чуть не пропустил! Какой ужас! Надо же было забыть о таком событие, к которому все готовятся заранее! Это же так важно в жизни каждого воина, и вот Зверолюб совсем забыл о нём! "Какой кошмар!" - быстро вылизывая сою грязную грудку, думал котёнок. - "А ведь я мог пропустить эту церемонию, если бы этот придурок Вейлин ещё хоть на чуть-чуть меня задержал на реке! Дурак, дурак он, не иначе!"
Как только Вершина убедилась в том, что её сын выглядит как можно лучше, кошка присоединилась ко всем Рыцарям, заняв одно из мест в самом первом ряду. От того сколько народу собралось на их посвящение кот даже заволновался. Он вечно оглядывался на возвышающегося Солнцекрада, который тоже терпеливо всех ждал. Были слышны тихие разговоры в конце толпы. Наверняка обсуждают то, кто же получит в ученики детей Мастера. Выбор наставников почти никогда не оглашается до посвящения, поэтому приходится лишь гадать о том, кто  кем теперь будет связан до конца периода обучения. О выборе не знали даже вами наставники, поэтому появление у себя теперь Оруженосца для многих было неожиданным и приятным вместе с тем сюрпризом.
Как только все находящиеся в лагере коты собрались под выступом и обратили свои взгляды на главу клана, Солнцекрад начал церемонию с названия имён будущих учеников. Как только из уст величавого кота вылетело и имя Омута, котёнок вздрогнул. Оно было произнесено так твёрдо и громко, что ему стало вдруг не по-себе. В животе неприятно стало болеть, а лапы подрагивали то ли от страха, то ли от радости из-за происходящего. А скорее от всего сразу. Сейчас Зверолюба переполняли всевозможные эмоции, которые он никак не мог объяснить и выразить словами. Сердце стучало всё быстрей и казалось, что он сейчас упадёт без сознания от всего того что он сейчас испытывает. Словно в лихорадочном бреду котёнок вышел вперёд, позволяя разглядеть себя всем Рыцарям. Пушистый и крупный серый котёнок с янтарно-золотыми глазами выделялся из общей гаммы своих родственников, которые пошли в отца: все рыжие. Только Фалька переняла одну черту матери - голубые глаза. Два старших брата же были чуть ли не копиями отца: такой же окрас, такие же глаза, телосложения. Но больше вех всё же отличался Омут. Единственный котёнок, который перенял от матери внешность. Тем не менее, одиночкой он в плане отличия не был: другие котята, которые тоже достигли определённого возраста, выступили вперёд. Среди них были не только рыжие, но и представители других цветов и окрасов, поэтому так обидно за свою внешность Зверолюбу теперь не было.
После того как все котята вышли вышли вперёд, Солнцекрад продолжил традиционную речь:
- Пришло время и вам стать оруженосцами доблестных рыцарей, и с благословения Хероу, я назову имена ваших новых наставников.
От этих слов котёнок вновь вздрогнул. Как же не привычно то, как на тебя все смотрят! Смотрят и ликуют, гордятся, радуются за тебя. Непривычно стать тем, ради кого говорятся такие весомые слова. Просто быть тем, кем интересуются все...
В какой-то момент по спине пробежались мурашки, зрачки сузились. Серый кот поймал на себе чужой голодный взгляд. И хоть наблюдающий кот был достаточно далеко от своего маленького объекта симпатии, но сын Мастера ясно чувствовал его присутствие, словно Шут стоит прямо позади него, чуть ли не вплотную. Это напрягало и как-то пугало. Ему не нравилось то, что он чувствует это присутствие. Будь его воля - он бы прогнал этого гнусного Рыцаря куда подальше, лишь бы он не присутствовал тут.
Тем временем Солнцекрад начал объявлять сначала имена наставников, а затем и их учеников,  давая паре напутствия в учёбе. Котёнок, пытаясь отвлечься от неприятного ощущения, стал внимательно слушать своего отца.
- Хэльвор! Твоим оруженосцем станет Осоед. Постарайся передать ему свою неукротимость и верность идеалам нашего племени. Помоги найти могущественного фамильяра и обрести свой путь.
Из толпы к ним направился крупный и мускулистый кот. Титан - как его прозвали за телосложение - был Шевалье, который славился своими бойцовкими навыками. Да и характер у этого светлого кота был весьма приятным, так что не порадоваться за своего братца маленький кот просто не мог. Обиженному жизней Осоеду наконец крупного повезло. Зверолюб почти уверен в том, что наставник хорошо воспитает своего ученика, путь тот и покалечен. Он покажет ему немало интересного; обучит всему тому, что знает. От осознания этого у Омута потеплело на душе. С выбором отец, почти наверняка, не прогадал.
- Сирин, под твою опеку я отдаю Крылатку. Пусть никакие тайные знания не ускользнут от ваших чутких глаз. Научи свою ученицу терпению и выдержке, передай ей свою ловкость и отвагу.
Котёнок чуть нахмурился. Пока в толпе достаточно бодро стала пробираться Рыцарь, малыш за ней внимательно следил. Может ему и кажется, о эта кошка не совсем подходит его сестре. Может это уже его бредни и паранойя, но Фальке нужна натура помягче, чем Сирин. Ему она не очень нравится, хоть она и хороший воин. Может из-за своей частой холодности, а может и из-за чего-то другого, но седьмое чувство не даёт серому спокойно с этим существовать. В любом случае он уверен в том, что маленькое чудо останется всё таким же задорным и позитивным, и а ещё, может быть, смягчит Рыцарь. Остаётся лишь надеется.
Как только лапа Сирин коснулась того места, где заканчивалась линия сидящих воинов, Омут вновь занервничал. Скоро и перед его именем произнесут чужое, скоро его судьбу тоже определит Мастер. Кто же ему попадётся? Наверняка хороший воин, который верой и правдой служит Звериному Оскалу. Разе может быть как-то иначе, как-то не так? Его отдадут в хорошие и опытные лапы, он это знает, ведь глава клана как ни как всё же его отец. Может это и не совсем честно, но в этом вопросе у кота есть немного преимущества перед теми котятами, которые принадлежат чужим семьям.
И вот кошки касаются носами друг друга, тем самым закрепляя свои узы. Кот вновь мурлычет от счастья, но сердце вновь пропускает удар.
Его очередь получить наставника и стать оруженосцем.
Его звёздный час.
Котёнок вновь чувствует непривычную тишину в грудной клетке. Кто же будет его обучать?
И с этого момента начался кошмар наяву...
- Наставником Омута станет Вейлин.
Омут застыл на месте с открытой от шока пастью, не веря своим ушам. Правильно ли он сейчас расслышал слова Солцекрада? Может, ему просто показалось? Но разве может ему послышаться... именно это имя? Его он никогда не спутает ни с чьим в мире: слишком много с ним связано историй и неприятных воспоминаний. Этот кот слишком хорошо известен ему. И он прекрасно знает, что слово лидера - закон. Кот понял, что обманывать себя в том, что всё происходящее сейчас лишь сон, у него не получится. Он просто не может так очевидно лгать. ни другим, ни самому себе.
Зверолюб и подумать не мог, что отец его может так предать, подставить. Ему даже в мысли не мог придти такой страшный исход событий. Нельзя внятно и ясно описать то, в каком ужасе котёнок чуть попятился от скалы, вовремя остановившись, чтобы не дать дёру прямо посреди церемонии и не опозорить себя со соей семьёй, не показаться трусом, не дать повод другим заволноваться о себе или подумать плохо. "Нет, нет! Так не может быть, просто не может!" - в панике пытался себя переубедить котёнок, но всё без толку. Всё что он сейчас услышал - реально, а что ещё страшней - всерьёз. "Слово не воробей: вылетит - не поймаешь", - гласит поговорка. Ею, пожалуй, можно описать весь страх серого мученика. Он до сих пор был в каком-то шокированном состояние. Он не мог спокойно дышать, ведь сердце жутко колотилось, чуть ли не вызывая боль в груди. Успокоить безумную скачку внутри себя малыш не могу, ведь даже сосредоточится он не мог, ведь ему мешали тысячи мыслей в голове, что пролетали всё быстрей и быстрей. Среди них была и куча вопросов. Почему именно этот кот, почему? Разве среди воинов нет других, более достойных или хотя бы верных племени? Разве нельзя было дать ему кому-то другого?! Почему?! Чему может обучить его Шут? Вранью? Шантажу?!
Обидно было чуть ли до слёз, которые Омут едва сдерживал. Одно предложение перечеркнуло в его жизни не только этот светлый день, которого он так ждал и чуть ли не обожал, но и все луны, что он будет жить со звание Оруженосец. В миг мир стал мрачным и жутким. Будущее из светлого превратилось в такое тёмное, что хотелось взвыть как волк, но не от одиночества, а от ужаса. Что же с ним сделает этот маньяк за шесть лун? Он же.. он же его прикончит! Сделает марионеткой в своих лапах, подчинит себе! У кота больше не будет своей жизни... Теперь он будет лишь тем, кто навечно привязан к Вейлину!
А виновник жуткого состояния Зверолюба уже направляется к своему новоиспечённому ученику. Не спеша он проходит мимо соплеменниками,  словно намеренно растягиваю эту пытку. Всё это время маленький кот пытается не закричать от ужаса, пытается спрятать свои эмоции.  трудом, но это получается. Во всяком случае, он не выглядит таким ужаснувшимся. Но надолго ли он сможет это скрывать? Как скоро его боль сё же покажется всем? Как скоро он сломается?
- Но отец!.. - пытается всё же докричаться до Солнцекрада мальчишка, словно эти слова могут что-то изменить. Станет ли его слушать Мастер?..
И тут, в какой-то момент, Омут наконец всё же понял одну простую, но ужасную вещь. Жизнь, какой он себе представлял, совсем не такая. Реальность сурова со всеми. Она ранит душу и оставляет на ней шрамы в лучшем случае, а в худшем - только раны, корка которых с лёгкостью сдирается, стоит только прикоснуться к ней. Всё зависит только от судьбы. Что бы ты не решил - в этом нет смысла, тебе уже уготовлена та история, которую тебе прописали боги. И удача далеко не на его стороне, да и не влияет она абсолютно ни на что.
И реальность в том, что Вейлин и вправду теперь его наставник. И реальность даже в том, что Мастер сейчас действует не как любящий отец, а как посторонний... как лидер. И ему не должно сейчас быть какое-то дело до их кровных связей. Вопрос не личный, а общий, поэтому и мыслит он так как будет лучше всем, а не одному только котёнку.
Осознание такой суровой истины в столь юном возрасте любого повергнет в шок.
Раненный до глубины души Зверолюб стоял на дрожащих от страха лапах, в попытках не плакать. Нервы сдавали, постепенно в горле застревали слабые попытки заскулить или закричать о том, как несправедлив и не идеален этот мир.
- Для меня это честь, быть твоим наставником, мой мальчик~ - слащаво шепчет Рыцарь.
Прикосновение чужого влажного и холодного носа о свой посылает по телу что-то вроде электрического разряда. Оруженосец вздрагивает от этого чужого движения и хочет отпрянуть. Но не может. Не может взять и опозориться, оставить о себе плохое впечатление. Поэтому держится, пытается даже улыбаться, хоть и замечает на морде с первого взгляда серьёзного Шута выражение победы. Словно он выиграл в каком-то важном для него споре. И, видимо, в награду получил Омута.
"Лучше бы меня съела ласка", - с болью думает кот качая головой, чтобы прогнать эту навязчивую мысль. И вроде даже выходит.
Солнцекрад продолжает произносить имена и поздравления, но серому уже плевать. Он словно окаменел. Для него сейчас живёт лишь боль, которая занимает всё его внимание.
До одного момента...
Пока мир вновь не рушится и не пытается чуть ли не задушить малыша.
Запах замечает, наверное, не один. Он терпкий, горький и... чужой. Ни один кот из Звериного Оскала так не пахнет, как и ни одно животное. Почему он это знает? Потому что таким ароматов нет на землях полей и гор. Нет, он совершенно другой...
Из прохода появляются четверо котов, незнакомые Омуту. Один из, видимо главный, чёрный и со светлыми полосами. Остальные незваные гости - кошки. Одна из них была чёрная, другая - светлая с тёмной мордой, а последняя - чёрно-белая. И пары секунд хватило коту чтобы понять - запах шёл от этой четвёрки.
Вся фракция обратила внимание на прибывших чужаков, как только те подошли к плато собраний.
- Приветствуем вас, дети Хероу, коты Звериного Оскала, - начал свою речь кот, пока его спутницы продолжали молчать. Как только он получил внимание каждого, то продолжил: - «Каждый достоин жить среди воинов клана "Пламя Зари"»!
Зверолюб нахмурился, отступая чуть назад, и чуть ли не прижался так к отвратному для нему Шуту. Сейчас эти страшные коты пугали его побольше чем сам Вейлин, поэтому кот в полу-забвение от напряжения попытался стать ближе к тому, кто способен его защитить, хоть и весьма сомнительными методами. Оруженосец уже чувствует то, что с этим отрядом всё не далеко так просто. Кровь стала стыть в жилах в предчувствие чего-то плохого и жутко важного.
"К чему это он?" - задержав дыхание от напряжения, тихо спросил у самого себя в мыслях Омут.
- Вода начала подниматься, поэтому мы пришли, чтобы исполнить добрую волю и забрать с собой младшую кровь, одного избранника.
Шерсть на загривке тотчас поднялась. "Они пришли забрать оруженосца?!" Кот был в ярости. От старших он слышал о том, что Пламя Зари издало много лун назад закон о том, что каждый год, как только река достигает своего пика в русле, воины этой фракции обходят земли соседей с целью забрать к себе в племя по одному котёнку с каждой стороны. Но до этих пор Зверолюб считал это лишь глупым розыгрышном.  Но теперь реальность, словно решившая напомнить о себе серому как можно суровей, открылась перед его глазами как можно полней.
- Но... они не могут! - прорычал Оруженосец, махая хвостом. Услышать его мог, наверное, только Шут.

Отредактировано Омут (06.06.2017 15:22:40)

+6

21

[Лагерь Пламени Зари → Плато Собраний]

Черемуха не могла есть.

Она глядела на несвежую белку, что лежала перед ее лапами, и боялась вдохнуть ее запах. Задерживала дыхание, рывком хватала воздух, и снова считала секунды про себя.

Раз, два. Три.

Осматривала поляну и старательно игнорировала мертвую дичь. Кошка чувствовала себя провинившимся котенком, и это чувство не нравилось ей. Ожидание перед неминуемым съедало зарийку, заставляло сердце замирать, а глаза — рыскать по поляне в поисках одного единственного кота с говорящим именем и темной шкурой.

Четыре, пять.

Она встала сегодня, ни свет, ни заря. Она знала, что сегодня за день, и поэтому — небо еще только светлело — отправилась на охоту, чтобы провести в лесу всю добрую половину дня. Чтобы вернуться под вечер, пополнить общую кучу с добычей весьма скудным уловом и усесться перед пойманной кем-то белкой несколько дней назад. И не есть ее. Да, не есть, потому что в глотку не лезло абсолютно ничего, потому что в ней встало костьими напряжение, зудящее под кожей с самого утра. Собирающееся узлами в костях и заставляющее бросать на проходящих мимо соплеменников такие взгляды, что у тех не оставалось никакого сомнения — с Черемухой что-то не так.

Давно уже, конечно, что-то не так. С того самого дня. Но сейчас это что-то, иное что-то, пропитывало ее взгляд негодованием и волнением, и кошачий черный хвост нервно дергался на кончике, подметая собою землю.

...восемь, девять...

Она привстала с места, когда взгляд наконец-таки выискал знакомую черную шкуру, обладатель которой выплывал в своей обыденной манере на поляну лагеря. Вцепилась глазами, будто собака в кинутую кость, и, когда визирь повернулся к ней, кивком приглашая начать то, что должно, направилась деревянной походкой к нему. Забыла про дичь, оставленную все на том же месте, и быстрым взглядом окинула подтягивающихся соплеменников, что участвовали в этом походе.

Походе, пф. Полнейшей ахинеи.

Во всяком случае, это были хорошо знакомые. Близкие, родные. Черемуха благодарила предков за то, что ей не придется терпеть общество помешанных на своем превосходстве котов, жаждущих показать остальным племенам их место. Кроме одного, конечно же. Зубоскал был чуть ли не единственным во всем клане, которые изначально, всегда не нравились кошке.

Она не разговаривала ни с Бриллой, ни с Шайнах. Почему первая вообще участвовала во всем этом, Черемуха на знала ни минуты, но повлиять на состав отряда не имела возможности. Ей совершенно не нравилось то, что они заставляли уроженку Черной Кости наблюдать за тем, чьей жертвой она сама когда-то стала. Но Брилла уже давно не была маленьким бедным оруженосцем, напоминающим Черемухе выпавшего из гнезда птенца. Которого она согрела под своим крылом.

Ей, в общем-то, все это в принципе не нравилось. И без того всегда хмурая Черемуха теперь пожирала взглядом Зубоскала, как будто тот был единственным виноватым в изданном много лун назад законе, и думала о том, как омерзительно получаемое им удовольствие от этой гадостной процедуры. Осуждала. Не привыкшая брать на себя подобную ношу и не отягощающая себя мыслями о чужих заботах, сейчас Черемша больше напоминала темную тучу, готовую разразиться молниями и громом — попробуй только, дотронься.

Они быстро пересекли границу со Звериным Оскалом  и уже неслись тенями в сторону их лагеря. Небольшой отряд, ведомый черной змеей с зелеными глазищами, что знал эти земли, будто свои собственный, казался совершенно чужим на фоне постепенно сменяющейся растительности. Даже периодически вскрикивающие птицы, вылетающие прямо из-под лап лягушки и всякие прыгучие насекомые, зарывающиеся в свои норы мыши — все они будто бы негодовали из-за появления зарийцев, не признавая их своими властителями. Какие бы там законы не были изданы. Кто бы там ни правил.

В сущности, это было совершенно правильной реакцией земель Оскала на лапы Зари.

Черемуха и сама хорошо знала эти места, ведь не раз становилась участницей подобных походов. Она ненавидела это, но одновременно с тем желала быть в самом сердце происходящего. Наблюдать, впитывать, играть роль большой мамы. Кое-как смягчать ситуацию.

Возможно, это лишь ее оправдания. По-настоящему, Черемуха была ничем не лучше Зубоскала. Для детей Оскала — уж точно.

Эхо голоса Солнцекрада — она ничуть не сомневалась, что это он — донеслось до кошки. У Оскала собрание?..

Как нам повезло, хах? — Охотница бросила на визиря уничтожающий взгляд, лишь промолчав. Он усиливал ее раздражение одним своим присутствием. Удивляться не приходилось.

Черемуха не удивлялась. Она постаралась успокоиться, шумно выдохнув.

Толпа, собравшаяся на Плато Собраний, узнала о приближении зарийцев еще до их появления. Это подтверждали злобные и полные ненависти взгляды,  кольями выставленные против них, это подтверждала живая, пропитавшая воздух неприязнь. Коты Пламени Зари восходили на Плато, словно палачи, и Черемуха предпочла не смотреть в глаза тех, у кого собиралась забрать соплеменника. Ребенка. Груз вины давил на плечи, и кошка с усилием выпрямила спину, расправила плечи, удерживаясь взглядом на затылке Зубоскала.

От напряжения ее позвоночник, казалось, сейчас захрустит.

Когда визирь Пламени Зари подал голос, опаляя воздух своим сарказмом, Черемуха быстрым взглядом проверила Бриллу. Ей было важно, чтобы та не чувствовала себя плохо. Или хотя бы выглядела плохо — здесь, в сердце тех, кто ненавидел их всей душой, нельзя было показывать свою слабость ни на минуту.

—  «Каждый достоин жить среди воинов клана "Пламя Зари"»!

Достоин, но не должен.

Черемуха выглядела спокойно, когда обратила взгляд к котам Звериного Оскала. Ни капли враждебности в ее глазах не читалось, лишь понимание необходимости и желание покончить с этим поскорее. Она старательно игнорировала оруженосцев, чтобы не подогревать их волнение и злость, но не смогла не обратить внимание на серого пушистого котенка, ощерившегося в сторону зарийцев.

Обычно они боялись.

Черемша отвернулась. Она понадеялась, что этот серый оруженосец не уйдет сегодня с ними.

Отредактировано Черемуха (12.06.2017 14:53:52)

+5

22

"Ну же, мальчик, не бойся, я не сделаю тебе больно"

В глубине души истинное ликование. В глубине души личные демоны закатывают пир и радостно ликуют. В глубине души тьма временно рассеивается яркими вспышками цвета рассвета. Даже удивительно, я давно не чувствовал такое. Я вообще давно ничего искреннего не чувствовал. Жалко, конечно, что лишь я ощущая радость от этого события. Омут. Мой милый Омут. Не бойся меня. Я чувствую твой страх. Я буквально ощущаю твое разочарование. Ты, наверное, хотел другого наставника. Может, не какого-то определенного, но любого, кроме меня.

Ооо, я знаю, как тебе противен. Это не столько видно, сколько чувствуется. Тебе не нравится моя лживость? Моя игра? Когда-нибудь, мой милый мальчик, ты поймешь, что все не так просто. Когда-нибудь ты поймешь, что маски – необходимость. Ты кажешься таким взрослым, но еще так мал. Не взрослей так рано, как повзрослел я. Как видишь, это оставило плохой отпечаток на моей психике. Хотя, еще посмотрим, какой отпечаток я оставлю на твоей.

Я уже было хотел сказать что-то приторно-сладкое, хитро прищурив глаза, но в нос ударил запах чужих котов. Знаю этот отвратительный запах. Как знают и другие коты племени. Шерсть на загривке сама по себе встала дыбом, а взгляд на мгновение наполнился искренней ненавистью. Зарцы просто так никогда не приходят. В гости к соседям они заглядывают в основном только по одной причине. И эту причину ненавидят все коты племен.

- «Каждый достоин жить среди воинов клана "Пламя Зари"»! Вода начала подниматься, поэтому мы пришли, чтобы исполнить добрую волю и забрать с собой младшую кровь, одного избранника.

Сколько яда в этих словах! Мне в пору восхищаться этим, но осознание, кто эти коты, подстегивали лишь на то, чтобы по собственным губам растеклась не менее едкая улыбка. Хотите показать собственное превосходство? Хотите лицемерием вызвать у всех отвращение и ввести в состояние ненависти и страха? Пожалуйста, в очередь, это моя привилегия ехидством отравлять собственное племя, а вы, пожалуйста, постойте в сторонке А лучше…

"Проваливайте"

Демоны в душе начинают бунтовать. О, я чувствую, как тьма становится гуще, плотнее. Она такая вязкая и почему-то одновременно приторна-сладкая, но в поступлении к горлу будто начинает сильно горчить. Это чувство мне знакомо. Это чувство было, когда я смотрел на отца. На его самодовольную улыбку, на то, как он весело болтает с другими котами, как он помогает другим ученикам, на то… как он не смотрел на меня. Его безразличие подстегивало моих демонов. Они росли, пытаясь моей обидой и злостью. Они создали тьму, и эта тьма становится более вязкой и терпкой, когда я испытываю истинную ненависть. А сейчас я эту ненависть испытываю.

Краем здравого сознания чувствую, как Омут стал чуть ближе ко мне. Как он будто пытается укрыться от этих непрошеных и нежеланных гостей. Будь это кто-то другой, будь это совершенно не интересующий меня котенок, я бы, может быть, даже особо ничего делать не стал, стоял бы как и стоял, излучая абсолютное безразличие с чертовой ухмылочкой. Но нет. Рядом со мной – Омут, а значит я глотки всем повскрываю, если хоть кто-то из этой мерзкой четверки подойдет к моему мальчику.

- Но... они не могут!

- Могут. К сожалению, могут, - я говорю так же тихо, чуть наклонив голову, чтобы расслышал меня только мой новоиспеченный ученик. Я знал, что ему не нужен был ответ на его реплику, скорее всего, она сама собой вырвалась у него, - держись меня. Стой за моей спиной и, если что, ни в коем случае не отходи от меня ни на шаг.

Ухмылка как-то померкла, в глазах решимость и осколки ненависти. А голос такой спокойный, такой… искренний. В нем проскальзывает усталость и какие-то отчаяние. Секундная слабость. Не смог удержать настоящих эмоций, не смог спрятать их под маской дурашливости и несерьезности. Прости меня, малыш, сегодня мои эмоции немного поломаны.

- В крайнем случае - беги в палатки. И беги как можно быстрее, я никому не дам тебя тронуть, - голос все тише, все ниже, с противной хрипотцой подступающего гнева. Я не знаю, что взбредет в голову этим тварям. Я не знаю, на кого из котят падет их выбор, но я точно знаю, что готов вцепиться любому из них в морду и разодрать им все глаза. Заодно узнают, какого это видеть мир лишь единственным зрячим глазом. Незабываемый опыт, - можно сказать, сегодня наш первый урок. И это будет не побег. Это – тактическое отступление с целью остаться в живых.

Все это я говорил тихо. Даже не уверенный в том, услышит ли меня Омут. Может быть, он не слышал мой отчаянный шепот. Но главное, что я сам слышал собственные слова. Искренние. Для меня это что-то, буквально, новое.

Что же ты делаешь со мной, мой мальчик?

Нужно что-то делать. Что-то. Хоть что-то. Ну же, давай голова, думай. Ты же Шут, ты всегда придумываешь что-то хитрое. Хитрое и неожиданное. Неожиданное.

"Удиви их всех, безумец"

Внимательно смотрю на Омута. Внимательно, оцениваю. Крупный малец, но и я не мелкий. Если так прикинуть, то утащить из лагеря его как нечего делать. Брыкаться, небось, будет, но это не так страшно, удержу. Главное, чтобы получилось. Простите меня, мастер, видят предки, я не хотел, но иного выбора у меня нет.

- Парень, ты же не забыл, - спокойно начинаю я. Говорю вполне обычным голосом, не шепчу вовсе, но, наверное, и не все коты меня могут услышать. А мне и не надо, чтобы слышали все. Надо всего лишь отыграть роль. Какую, даже я сам еще не очень продумал. Буду импровизировать, - тебе нельзя надолго оставаться среди других котов. Вдруг и они заразятся? Ты же не хочешь, чтобы из-за твоего безрассудства погибла половина племени?

Что я несу? Какое безрассудство? Какая зараза? Да не важно. Не важно, что болезни нет. Главное, чтобы была причина. Причина убрать отсюда моего мальчика. Ложь во имя спасения. Делаю хорошее дело грязным путем. Как это в моем стиле. Даже само "хорошее дело" по сути, почти полностью преследует эгоистичные цели, удовлетворяет мое абсолютное собственническое отношение к котенку.

- Нам еще тебе искать лекарство, - для дела ворчу я, будто пытаясь показать свое недовольство. Недовольство, которое прекрасно скрывает мое волнение, - мы на тебе уже все травы перепробовали. Если мы ничего так и не найдем с тобой даже за хребтами, то хотя бы только вдвоем сгинем.

Лихорадочно пытаюсь продумать что делать дальше. Что говорить. В голове кавардак, на морде лишь наигранное негодование.

"Играй Шут. Играй, ведь только это тебе остается"

- Вот же несправедливость! Вот чего бы не взять кого из более бесполезных рыцарей? У нас таких море. Нет же, обязательно нужно было выбрать меня в няньки больному ребенку, - почти искренне от злости себя же бью хвостом по боку. На деле – от странного азарта. Мурашки по всему телу и так странно весело становится, - правильно, если подохнет Шут, никто и плакать по нему не будет.

Кажется, слышу вздохи негодования откуда-то из-за спины. Простите, собратья, но так нужно. Слушайте мою гнусную ложь. Слушайте и внимайте. Примите то, что я говорю. И только попробуйте что-то сказать. Ведь не скажете. Не посмеете. Знаете, Шут играется с чувствами других. Дразниться. Провоцирует. Так молчите. Ведь именно так вы делаете большую часть времени.

- Давай пройдем как можно ближе с Зарцами? – уже с наигранно веселыми нотками обращаюсь я к Омуту. Подмигиваю незрячим глазом и тяну губы в добродушной улыбке. Наверное, сейчас это выглядит глупо, но что поделать. Я всегда должен выглядеть либо устрашающе, либо глупо. Таков удел шутов, - может кто из них твою бяку подхватит? Ладно-ладно, я шучу. Мы просто уйдем в… наше маленькое путешествие! Точно, может чего нового найдем, трав каких принесем лекарю… если раньше не помрет от этой заразы. И где ты умудрился ее подхватить? Говорил же, не играйся с другими животными.

Пока никто особо не опомнился, хватаю мальца за шкирку. Да, тяжеловат мальчишка. Ух и намучаюсь я его по склонам-то таскать, но выбора иного у меня нет. Просто нет. На деле, не так тяжко. Правда, приходится высоко задирать голову, чтобы никакие конечности Омута не волочились по земле и не собирали пыль и грязь.

Я тебя украду~

Я все придумал. Мы уйдем не так далеко. Но за пределы территории. В земли, которые не исследованы. Это рискованно. Совершенно неизвестно, что нас там ожидает. Но в этом есть и плюсы. Мы действительно может отыскать что-то новое. Полезное. Если нас не сожрут раньше и если мы не помрем от настоящей болезни. Но об этом, конечно же, лучше не думать.

Буквально на самом краю плато отпускаю Омута. Все же, рядом с котами из другого племени я пройти не решился. Кто их знает. Может, они безумцы пострашнее меня. Непонятно, что у них там в голове может твориться. Не уверен, что они попытались бы силой забрать у меня котенка. Но серьезно, от них я готов ожидать чего угодно, любую пакость. От их кота, что во главе группы, так уж точно. Окидываю взглядом оставшихся позади котов.

"Что ты творишь?"

- Если не вернемся через лун… четыре-шесть – мы оба мертвы. Простите~

Улыбка абсолютно счастливая, во взгляде – веселые искры и ни капли страха и бывшего недовольства. Конечно, все эмоции абсолютная ложь. Я никогда не покажу вам то, что у меня действительно творится на душе. А там, поверьте мне, сейчас настоящий ураган эмоций.
На этот раз решаю не брать за шкирку несчастного Омута. Просто вполне так образом толкаю его к выходу из лагеря, не давая шанса на то, чтобы вывернуться и убежать. Нет, от меня ты просто так не сбежишь, мой мальчик.

Я с тобою пропаду~

Прости, что не дал попрощаться с семьей. Ты их еще увидишь. Но не скоро. Тебе придется какое-то время потерпеть исключительно мою компанию. Но зато ты увидишь то, что не видел еще никто из твоих собратьев. И я буду защищать себя от всего. Даже постараюсь защитить тебя от самого себя.

"Сможешь ли?"

Выдыхаю сквозь плотно стиснутые зубы и настойчивее, но все так же достаточно мягко толкаю серого котенка. Это для твоего же блага. малыш. Я хочу спасти тебя. Уберечь. И это, к сожалению, (опять же - твоему) единственный способ точно уберечь тебя от участи быть забранным к Заре. Хотя, думается, мне ты будешь так же не рад. Поверь, я верну тебя в племя живым и куда более сильным. Раз мастер доверил мне тебя, то я не подведу. Кого я обманываю. Чертов собственник во мне так хочет. Хочет чтобы ты никому не достался, кроме меня. И ты никому не достанешься.

И даже не оборачиваюсь напоследок на родное племя.

→ в никуда

+5

23

Солнцекрад прошелся до своей палатки и довольно убедился в том, что там лежит новая подстилка. Всё так, как он просил. Пройдясь по лагерю, проверил дозорных на местах, когда один из них вздыбил гриву и указал ему на замеченных врагов. Мастер нахмурился. Он знал этих наглецов, да и как же их не узнать.
"Как же... как же вы мне надоели. Вы как блохи в шкуре".
Солнцекрад устало покачал головой и, отвернувшись, пошел к плато. Незваные гости под сопровождение шипящих дозорных не заставили себя ждать. Всё как всегда. Несколько наглых, холеных котов. Посмели вновь заявиться на его территорию.
Мастер услышал "требование" их главаря и почувствовал, как пронзают шкуру иглы злости. Они смеют не только заявляться в лагерь без приглашения, но и требовать котёнка себе в клан. Знают ли они, что эти котята уже посвящены? Это едва ли не очевидно, учитывая, что они стоят рядом со своими наставниками. Только последний олух не понял бы.
- Вам не надоело ещё? - рыкнул Солнцекрад, поднимая тяжелый взгляд на одного из наглецов. - Отбираете дичь у наших охотников, отбираете котят. Вы там сами вообще ничего сделать не можете? Всё нужно у кого-то украсть?
"Прости меня, Звериный Оскал, но лучше я умру, чем позволю этим ублюдкам окончательно поработить тебя".
- Эти котята посвящены. Своих оруженосцев в такое бесполезное и никчёмное племя я тем более не отдам, - бросил Солнцекрад главарю. - Проваливай, чучело блохастое. Ты здесь ничего не получишь.

0

24

Очередность постов
Вне очереди могут отписаться прибывшие коты Зари:
Зубоскал » Черемуха » Шайнах » Брилла
Очередь для Звериного Оскала:
Солнцекрад» Мордин » Лис » Крылатка » Сирин » Эрида » Осоед » Хэльвор » Ловчая Мэйв

0

25

Солнце пригрело не только его спину, но и мысли. Мордин позволил себе расслабиться и уподобиться фамильяру: разомлел, закрыл глаза и абстрагировался, насколько сумел, от гула голосов собравшихся на плато соплеменников. Ему было хорошо, пожалуй. И немного лениво. Несколько мгновений этого утра Мордин принадлежал сам себе, и это было по-своему волшебно.

- Мордин, скажи, пожалуйста, что у тебя есть для меня какое-то задание. А не то меня стошнит от всего этого.

- Малеццц, ты только шшшто испортил такой момент, - прошипел Пыжак с такой явной досадой в голосе, что даже лекарь проникся, хотя о его навыках понимания собеседника в племени уже ходили легенды. Одну он случайно подслушал как-то. Было не то чтобы обидно, скорее неловко.

- Отставить. Я не... отсутствовал. Был здесь, - торопливо заверил лекарь, выныривая из собственной внезапной нирваны. - Задание? Конечно. Причина твоего мнения о собрании... не понятна. Хотел быть рыцарем? Но попросился ко мне. Нет смысла. Причина нужна. Должна быть.

Мордин озадаченно посмотрел на Лиса, но читать по глазам и жестам он умел так же отлично, как и поддерживать беседу. То есть - никак. Лиственник отчетливо кривился, но был, на вид, таким же Лиственником, как и всегда. Рыжий. Два глаза. Четыре лапы и хвост на месте. Уши тоже. Не понятно.

- Болезнь? Желудок крутит? Дама сердца?.. Или просто сердце? Заноза? Блоха?.. - начал невпопад перечислять он те причины, которые казались ему наиболее логичными для объяснения заявления собственного ученика.

- Душшша у него не на месте, слепеццц, - невозмутимо оборвал метания Мордина Пыжак, плотнее сворачиваясь в кольца.

Лекарь перевёл озадаченный взгляд с ученика на фамильянра.

- Ты болтлив. На редкость. И особенно сегодня.

- Погода хорошшшая, - ответил змей, - солнышшшко... было.

Только что его скрыла туча. Мордин хмыкнул, шутка мироздания удалась. Хотя и расстроился: солнце определённо неплохо влияло на всё происходящее. Змей в ответ на его смешок показательно обиделся и отвернулся, и лекарь снова смог сосредоточиться на Лисе.

- Задание, да. Травы. Соберём, пополним. Позови... шевалье. Нужны помощники. Пусть соберут отряд, - распорядился Мордин, напрочь забыв о том, что ещё пару реплик назад пытался понять, что приключилось с настроением ученика. Живой, кровью не истекает, и славно.

- Ссстой. Чушшшие, - Пыжак вдруг приподнялся от земли и настороженно посмотрел в сторону прохода к плато, перегородив уже хотевшему было уйти Лису дорогу своим хвостом.

- Приветствуем вас, дети Хероу, коты Звериного Оскала!

Мордин невольно напрягся и окинул незваных гостей неопределённом взглядом. Нахмурился. Явились всё-таки. Лекарь легко мог предположить такой исход. Что ж, это было, пожалуй, даже не удивительно. Полюбили зарцы забирать чужих котят, тоже ему новость. Уже несколько лун как об этом знали все племена. Только Солнцекрад, видимо, так просто отдавать никого не собирался. Будет бой? Не будет? Травы в любом случае понадобятся - залечивающие царапины или нервы родителей и наставника, лишившихся котёнка.

- Отставить поиск, - бормотнул Мордин ученику, не сводя глаз с зарцев. - Ждём.

0

26

Оглядывая пёструю кошачью толпу соплеменников-Оскаловцев, Крылатка на миг невольно прижала к голове свои пушистые рыжий ушки. Если честно, она совершенно не привыкла к такому количеству котов, одновременно находящихся вокруг неё, обступающих её таким плотным кольцом, что, кажется, сквозь них и не протиснешься, даже если вдруг внезапно станешь змейкой или мышкой. Да что там, даже струйка воды не просочится! В детской много королев не поместится, да и на протяжении котячества малышки кроме Вершины там было всего две семьи: Олежек, белый с чёрным котик, младше их с братьями где-то примерно на луну, да Минору и Песнь, пушистые брат и сестра. Три королевы и семь котят - уже довольно много, но всё-таки не настолько. К обитателям яслей Крыля привыкла настолько, что через три луны они перестали для неё существовать, перестали казаться толпой, словно слившись в её восприятии со стенами или полом. Но не в том смысле, что стали неинтересны или не нужны кошечке, вовсе нет! Просто... как бы сказать... Все всегда были на своих местах, предсказать, куда ступить, чтобы никого не задеть и ни на кого не натолкнуться, можно было с точностью до мышиного усика. Здесь же толпа была непривычной и разнородной, и не скажешь, даже не представишь, как поведет себя тот или иной сосед.

Кстати о соседях. Совсем рядом с Фалькой сидели её братья, и новоиспеченая ученица видела, как они тоже оглядываются по сторонам, ища своих наставников, каждый со своим выражением на мордочке. Львинозуб был спокоен и непоколебим, собственно, как и обычно. Кошечку в подобные моменты всегда так и подмывало потянуть его зубами за хвост, чтобы сломать эту странную и непривычную для котёнка каменную маску. Она же прекрасно знает, как он счастлив и как радуется этому дню наравне с остальными! Так почему даже в этот наконец-то наступивший и столь долгожданный момент он ведет себя как умудрённый лунами старейшина? Фи да и только! Осоед нашёл своего наставника раньше всех и сразу же побежал к нему. При виде довольной мордочки его наставника Хэльвора у Крыли на душе стало тепло. Она помнила, как сторонились её брата после того случая, когда он едва живым вернулся домой и долгое время потом еще лечился в палатке целителя Мордина. Она, разумеется, почти всегда была рядом, но находились те, кто высказывал сомнения по поводу будущей судьбы котёнка и его возможностей стать сначала оруженосцем, а потом и полноценным рыцарем Оскала.

Ну что, утёрли носы, мышеголовые? - усмехнулась про себя Крыли. - Ос вам всем еще покажет! Ничего вы не знаете, он сильный и способный! Почти как я!

Сбоку раздался негромкий голос, и кошечка сразу же повернулась туда, чуть не столкнувшись с приподнявшимся на своём месте Омутом. Ей сейчас показалось, или её любимый братик выглядел... несчастным? Нет, так и есть, ей не чудится, хотя лучше бы так. Неужели не рад стать оруженосцем? Да нет, ей ли не знать, что вся четвёрка ждала этот день с одинаковым нетерпением. Но почему тогда? Может быть, проблема в выборе отцом наставника? Неужели Ому думает, что Солнцекрад мог принять неверное решение? Глазенки Крылатки округлились, она решила покрутить головой и поискать причину неудовольствия старшего. Вейлин, Вейлин... А, вот и он собственной персоной, торопится к ним, к своему ученику. Наивным детским взглядом Крыль не замечает лёгкой, почти неуловимой усмешки на его морде, для неё он серьезен как никогда. И всё же брат не рад, и из-за этого самой рыженькой стало как-то слегка тоскливо.

А я, кажется, свою наставницу-то видела всего пару раз... - подумалось малышке. - Сирин, Сирин... Такое милое имя...

Сама того не заметив, Крылатка стала тихо намурлыкивать имя наставницы под носик. И словно по волшебству, словно это было каким-то неведомым чудодейственным заклинанием, толпа вокруг расступилась, как волны, ударяющиеся о камень, и к ней грациозно выплыла красивая светленькая кошка, глядя на свою подопечную разными глазами. Эта деталь внешности наставницы мгновенно заставила Крылю её вспомнить - всё-таки не так часто встречаются такие интересные коты на свете. Рядом с кошкой был её фамильяр - небольшая птичка - вызвавший у ученицы дополнительную порцию восторга. Она на несколько мгновений буквально залипла, рассматривая симпатичные пёрышки, так мило гармонирующие с расплывчатыми пятнами на шубке Сирин. Когда-нибудь и у неё обязательно будет фамильяр, это точно! Вот бы он был большой-пребольшой, чтобы всякие забияки из соседних племен боялись приблизиться к ней! Но с другой стороны, с маленьким другом так приятно будет вместе засыпать на одной подстилке... Особенно, если это будет пушистый зверек - тогда даже не страшно, что во сне ненароком помнёшь ему крыло или отдавить лапку... Из собственных мыслей о будущем кошечку вырвал лишь негромкий, слегка дрожащий голос наставницы. Она что, волнуется?

- Привет! - малышка улыбнулась во весь ротик. - И тебе привет, - поздоровалась она с фамильяром. - Зови меня просто Крыля, ладно? Я ооооочень рада, что у меня такая милая наставница!

И рыженькая с готовностью вытянула шею, чтобы коснуться носом носа кошки... и вдруг резкий незнакомый голос, пролетевший по всей поляне раскатом грома, заставил её замереть буквально у самой цели. Так и не завершив положенный ритуал, она обернулась на звук и почти сразу увидела входящих в лагерь котов. Их было трое, все пушистые и довольно крупные, не слишком похожие на соплеменников Крылатки. Возглавлял их, похоже, чёрный кот в серую полоску, который и заговорил первым. И сразу всё кошачье море вокруг ученицы ощетинилось вздыбившейся шерстью и выпущенными когтями. Даже для такой маленькой и по-детски наивной Крыли это был знак. Знак того, что чужакам в её родном племени совсем не рады. Наставник Осоеда прикрыл брата лапой, Ловчая Мэйв - ординарец её отца - недружелюбно помахивала хвостом, не сводя глаз с пришельцев. В попытках понять, что же такого страшного происходит, Фалька принялась рассматривать вожака. Вот он выпрямился, встал во весь рост, и в глаза малышке бросилось что-то лишнее на его шерсти. Метка на груди, похожая на ресщепленную во время грозы ветку дерева. Внезапно в ушах кошки зашептал старческий голос: "И этот знак, и коты, им заклеймённые, по сей день вызывают отвращение и злость в сердцах даже самых добрых и благородных рыцарей нашего племени, ибо боль и страдания, которые они причинили, неисчислимы..."

- Каждый достоин жить среди воинов клана "Пламя Зари"! Вода начала подниматься, поэтому мы пришли, чтобы исполнить добрую волю и забрать с собой младшую кровь, одного избранника.

Он имеет в виду кого-то из нас? - Крылатка была ошеломлена словами кота. - Он хочет забрать одного из нас в своё гадкое племя? Но как же так? Разве так можно? Мама с папой будут плакать, если кто-то из нас уйдёт! Это же неправильно! Гермес, почему ты не здесь? Ты бы прогнал этих ужасных котов!

Тем временем тишина становилась гнетущей, и даже у неунывающей Фальки заныло внутри. Она всё принимала за чистую монету, и попытки старших котов закрыть собой молодняк казались ей отчаянными и храбрыми. О том, что подобное всё же случится, и что потуги защитить новых оруженосцев от неминуемой судьбы бесплотны уже по своей сути, ей, разумеется, в голову не приходило. Ведь разве могут они ослушаться Зарцев? Таков закон. Он суров, но это закон. Тем, кто ослушается, грозит незавидная участь быть втянутыми в войну. И каждый это понимает. Только кто-то пытается бороться, а кто-то нет. На глазах у изумлённой толпы вперед вышел тот самый Вейлин, наставник Омута. Его слова вызвали у Крыли такую бурю волнения, что она невольно дёрнулась вперед, проскользнула в толпе и оказалась с краю, глядя на серого кота и своего братишку, стоявшего рядом с ним. Что такое говорит этот кот? Какая еще болезнь? Какие травы? Какое путешествие? От обилия информации у малышки голова закружилась. Она, к большому сожалению, была сейчас в том возрасте, когда родителям проще всего сказать детям, что врать нехорошо в принципе, что любая ложь - это плохо, это нельзя. О таких сложных материях, как ложь во спасение, речи не должно было заходить еще по меньшей мере луны три-четыре.

Спросите, почему же тогда, видя, что Вей откровенно врёт, Крыля смолчала? О, вы будете безумно удивлены её ребячьей логике. Проведя в голове несложные параллели, малышка пришла к выводу, что всё это - игра! Ведь врать нехорошо, так? Значит, взрослые точно врать не будут, раз запрещают это котятам, так? Значит, это ложь, которая не ложь! А когда такое бывает? Когда кто-то во что-то играет! Это как представить, что твой брат - мастер племени, а ты - нарушитель, или наоборот. Конечно, немного странно, что Вейлин решил поиграть именно сейчас, но кто знает, что в голове у этих взрослых? Значит, надо им подыграть!

Воспользовавшись тем, кто все остолбенело смотрели на представление серого, Крылатка выбежала из толпы и прижалась щекой к щеке брата, заглядывая ему в глаза. Она очень старалась играть правдоподобно, поэтому даже смогла выдавить слезинки из глаз, опустить хвостик и прижать ушки. А когда наставник взял своего ученика за шкирку, рыженькая смотрела им вслед и грустно махала хвостом, на миг войдя в роль и совершенно позабыв о присутствующих чужих котах.

Отредактировано Крылатка (23.06.2017 22:00:52)

+1


Вы здесь » Владение Хаоса » Лагерь » Плато собраний